«Письмо…»

Разгладив желтый от времени листок, с трудом Марья разбирала слова. Эти полные любви строки ей Семен с армии писал. То и дело смахивая слезы, она как будто слышала его голос. Любимая моя, ненаглядная, песней звучали его признания . А внизу приписка , жди на майские. Мария погладила листок рукой. Отголосок юности, колыхнул сердце. Хорошую жизнь она прожила, детишек троих родила. Но все равно, особенно после скандалов с мужем, иногда мелькала мысль, что все могло бы быть по другому.

Тогда в семидесятом году, после восьмого класса, поехала тогда Маша учиться. В училище на штукатура — маляра. Городок, где находилось учебное заведение, был небольшим. Учиться было интересно и весело. Родители далеко, свобода. Утром учеба, по выходным танцы. Да и девчонки в комнате были неплохими. У Маши появилось много подруг. Но с одной Верой она ближе всех сошлась.

И как то на выходные позвала ее Вера к себе в гости. Маша поехала. Верина семья жила бедненько, кроме нее еще пятеро детей было. Маша тоже не во дворце жила, но все же получше и почище. Но ребятишки были такими забавными. Они хлюпая носами, по очереди дергали гостью в разные стороны. Все изменилось в один миг. Младшенький резво соскочил с ее колен и побежал с криком — Сема, пришел —

-У нас гости — сказал красивый молодой человек — И откуда ты, Верка, такую красавицу привезла? — Маша покраснела, а Вера захихикала — Это Маша, мы вместе учимся. А ты смотри Ирка узнает, что на другую заглядывался, худо будет — Он засмеялся — Ничего не будет. Ирка меня бросила. Я теперь холостой — Вера хмыкнула — Да ну, чтобы Ирка, да бросила? Ты наверное ей сам отворот поворот дал? — Семен подмигнул, красной от смущения, Маше — Я хороший, сестренка, не наговаривай. А то Маша подумает обо мне все самое плохое —

Весь тот вечер он от Маши не отходил. Кто хотел познакомиться, кукиш показывал — Поздно, я первый познакомился. И других не потерплю — Маша против не была. Семен ей сразу приглянулся. А когда они уехали с Верой в город, Семен часто приезжал. Они гуляли, в кино ходили, целовались на прощание возле общежития.

А через полгода она провожала его в армию. На проводах она на правах подруги близкой, сидела рядом с ним. Он дурачился, шутил. Даже выпил украдкой. Видимо для храбрости. Когда под утро, многие разошлись, Семен за руку увел Машу к реке. — Машенька, любимая, ты будешь меня ждать? — с волнением спросил он. — Да, Семен, буду — твердо ответила она.

Закончив через год училище , Маша вернулась домой. Мама устроила ее в медпункт пол мыть. Временно, как убеждала себя Маша, пока Семен служит. На танцы ходила, но на ухаживания не отвечала. Парни, которые прошли армию или только собирались, к этому с уважением относились. Вроме Василия. Вот он Маше прохода не давал. И провожать шел, несмотря на ее протесты и на медленный танец самый первый приглашал . Он не был таким красавцем как Семен, но тоже был видным. И Маша, хоть и хранила верность, постепенно привыкла к нему. И уже не возмущалась, когда он шел следом.

Семен писал часто, но в тот год накануне приезда, от него месяца два письма не было. А на первое мая приехал. Было это так. Мама зашла в дом и брезгливо сказала — Там тебя, какой то оборванец зовет — Маша недоумевая, вышла. Перед ней стоял Семен. В какойто рубахе, больше на два размера, да в трениках с пузырями на коленях. — Здравствуй, любимая. Вот я и вернулся — сказал он, протягивая руки. Маша отшатнулась — Ты с армии или вытрезвителя? — спросила она. — Да нет, Маш, это просто недоразумение Я подрался, хоть и не хотел — смеясь сказал он. Маша краем глаза увидела кучку соседей, которые смеясь тыкали в ее сторону пальцами. Она перебила Семена, сгорая от стыда — Напрасно приехал, я замуж выхожу — и закрыла перед ним калитку.

А скоро свадьба катилась по деревне. Маша в красивом платье, рядом Василий. Только перед ЗАГСом ей на мгновение показалось, что в толпе гостей стоял Семен. Но жених, подхватив ее под руку, повел к дверям. Когда на пороге она оглянулась, Семена уже не было.

Уже позже, когда она была беременна первым сыном, в городе она встретила Веру. Та поджимая губы, нехотя рассказала, почему Семен приехал к ней в таком виде. На станции он заступился за девушку, к которой хулиганы приставали. Они ему всю форму разодрали, порезали. Даже руку задели. А одежду ему мать той девушки дала, оставив форму у себя починить. От Маши он вернулся черным от боли. Неделю не просыхал. А потом в одночасье собрался и уехал. И домой не хочет приезжать. — И все из за тебя, неверная — со злостью бросила она Маше на прощание.

Марья тихонько вздохнула. Как у Семена судьба сложилась? Простил он ее или нет? Сама она, три года назад, вдовой осталась. Конечно сейчас поздно, но вдруг захотелось увидеть Семена и сказать — Прости — А с другой стороны, в жизни по разному бывает, чего прошлое ворошить? Она положила письмо обратно в конверт и положила на плиту. Чиркнула спичкой и смотрела, как обрывается последняя ниточка с молодостью.


«Письмо…»