«Перестала мчаться по первому зову…»

Три года не общаюсь с мамой, братом и его женой. Много чего было, но хочется рассказать о «последней капле».

Мама ключи от квартиры потеряла, когда по магазинам ездила. Именно ездила: у неё бесплатный проездной, и она одна из тех, кто едет на другой конец города за гречкой на три рубля дешевле.

Запасные ключи от маминой квартиры у меня были. Мама их сама мне выдала на всякий случай. Если честно, этому факту я обрадовалась где-то в глубине души: у меня есть брат, и он — мамин любимчик. Но ему ключи мама не доверила, побоялась, что жена Антона сделает дубликат и будет наведываться в мамино отсутствие в её квартиру.

В тот день, когда мама потеряла ключи, меня не было дома: мы всей семьёй укатили на выходные в деревню. Поездка не планировалась, всё это как-то спонтанно получилось.

— Скорее привези мне ключи! — позвонила мама.

Привезти ключи было трудновыполнимой задачей: муж и его папа на момент маминого звонка уже «поддали» под шашлык, у меня и у свекрови нет прав. Последний микроавтобус до ближайшего небольшого городка должен был отправиться в путь через десять минут. До остановки — два километра: дача свёкров расположена не в самой деревне, а ниже под горой в небольшом дачном посёлке. Даже если бы нашёлся человек, который отвёз бы меня в городок, расположенный в десяти километрах от деревни, то пришлось бы ещё там ждать рейсовый автобус до областного центра, где мы и живём, и проехать на нём предстояло восемьдесят пять километров.

Самое главное: ребёнок. Малышу было всего четыре месяца, он был только на грудном вскармливании. Его пришлось бы взять с собой.

На основании всего этого я посоветовала маме, чтобы она или позвонила Антону, моему брату, или вызвала слесаря.

— Антоша не может! Слесарь дорого возьмёт! Деревня — не другой конец света! Приезжай! Не приедешь — я в подъезде ночевать буду! — пригрозила мама и бросила трубку.

Я в слёзы. Муж отговаривал, чтобы я никуда не ехала, аргументируя это тем, что мама — не маленькая, сама справится. Я его не послушала, на свою голову. Он хотел поехать со мной, но я его уговорила, чтобы он остался с родителями: потом надо было снова бы ехать, уже за машиной.

Перед тем, как вызвать такси, я несколько раз набрала брата: вдруг он бы смог приехать к маме, проконтролировать слесаря. Телефон брата был выключен. Была мысль позвонить жене Антона, чтобы его найти, но стоило представить её реакцию, как всё желание сразу пропало бы, она та ещё штучка.

Я отдала за такси несколько тысяч рублей, плюс ещё пришлось заехать домой за ключами. Позвонила маме, она была у соседки. Я отдала ей ключи, мама стала меня выпроваживать домой, но я напросилась к ней — после долгой дороги надо было покормить малыша. И как я удивилась, когда в маминой прихожей увидела ботинки Антона. Я только открыла рот, но мама меня опередила:

— Да, он тут, дома! Отдыхает! На работе устаёт, решил расслабиться, а его эта стерва взяла и выгнала! А Антоша с ночи сегодня, не спамши, не емши, бедный! Что я, его должна была разбудить?

Я зашла в комнату. Брат спал на диване в одежде, в комнате отчётливо пахло перегаром, на стуле возле дивана стояла бутылка минералки, заботливо подготовленная, я так поняла, мамой.

Вышла из комнаты, на кухне покормила малыша, молча глотая слёзы обиды. Вызвала такси, уехала домой.

Этот случай, я до сих пор в шоке над маминой логикой — сыночек пусть поспит, а дочь приедет, привезёт ключи, — стал своеобразной вакциной. До меня дошло, что я ничего не смогу изменить. Я перестала мчаться к маме по первому зову, занявшись своей семьёй. Постепенно, после моего первого-второго-десятого отказа, мама сама перестала мне звонить.

Мы с мамой не виделись уже три года. С Антоном и его супругой — тоже. Если честно, я даже не скучаю. И даже не вспомнила бы о них, если бы не недавний мамин звонок, она спросила про детские вещи и коляску. Услышав, что я ничего не сохранила, мама похвасталась:

— Я стану бабушкой! Что не поздравляешь?

Показательно. Очень показательно, раз даже мой ребёнок не считается за внука.

Записано со слов Алевтины Д.


«Перестала мчаться по первому зову…»