«Парикмахер…»

Вчера мама попросила бабку сводить нас с Вовкой в парикмахерскую.

— Обросли совсем, — взъерошила она наши шевелюры. — Завтра сходите. Тут недалеко. В соседнем доме.

Завтра наступило. По мнению бабки, задача стояла несложная. На всякий случай она предложила маме свою помощь с этой процедурой, в целях экономии бюджета, но мама отказалась.

— Да там сорок копеек на двоих.

— Да я и задаром их оболваню. Дело нехитрое, — возразила бабка. — Я вон деда сама стригу.

Я посмотрел на деда и понял, что оболваниться у меня нет никакого желания. Даже я лучше смогу постричь. Я был готов в целях экономии бюджета разбить нашу с Вовкой копилку, но постричься у человека, который не имеет в виду под стрижкой — оболванить.

Идти стричься решили после обеда. После тихого часа. Дед отказался ввиду того, что стричься он не собирается. Не до обеда ни после, а просиживать штаны за компанию он и дома может. И ушел в зал, подремать, пока его никто не трогает. Бабка объявила час тишины и нас с Вовкой, раз спать мы не собираемся, выдворили на кухню, потому что бабка для тихого часа заняла нашу комнату.

— Через час разбудите меня, — сказала она нам и закрыла дверь.

Вовка не очень любил стричься. Точнее, он побаивался парикмахеров. Когда он был младше и его первый раз повели стричься, тётя парикмахер решила его приободрить и пошутила. Она сказала ему, что будет аккуратнее стричь Вовку. Чтобы нечаянно не oтрезать такие красивые уши. Не знаю, насколько уши у Вовки были красивыми, но его поверг в шок сам факт, что при стрижке уши могут нечаянно oтрезать. И всё. Желание стричься у Вовки oтрезало вместо ушей. В тот день его не постригли. Только спустя месяц кое-как мама его смогла затащить в кресло, пообещав ему после стрижки купить грузовик. Не знаю, что там Вовка думал, но его удалось уговорить. Видимо, грузовик был нужнее ему, чем собственные уши. С тех пор к парикмахерам он относился с осторожностью и недоверием. И тут, пока бабка с дедом спали, а мы прохлаждались на кухне, мне пришла идея.

— Вовка. А давай я тебя постригу, — предложил я ему.

— А ты умеешь?

— Уж получше бабки — это точно, — заверил я его. — Мне в школе всегда хорошие оценки ставят на уроке труда, когда мы вырезаем что-нибудь ножницами из бумаги.

И я его заверил в том, что хуже не будет. Можно просто попробовать. Вдруг я будущий парикмахер? Если получится не очень красиво, то нам всё равно идти стричься и там его достригут. Осторожно прокравшись в комнату, где спал дед, я достал из комода ножницы, которыми мама кроила ткани и метр. Метр я взял для точности. По моей задумке я из него собирался сделать типа повязки на голову Вовке, чтобы получилось ровно. Всё, что ниже повязки, аккуратно подстричь, а выше уже легче будет. Там только лишние волосы с макушки срезать. Мне это показалось проще простого. По всем правилам я посадил Вовку на стул и накрыл его плечи полотенцем. Затем расчесал его, чтобы волосы ровно лежали на голове. После этого взял метр и повязал его вокруг головы. Начал с чёлки. Это было для разминки и оказалось совсем просто. С метром я угадал. Я лихо отстриг всё, что было ниже повязки. То, что получилось ровно, можно даже было не сомневаться. Воодушевившись своим успехом, я продолжил. Следующим этапом шли уши. Зная, что Вовка очень переживает за них, а грузовик я пообещать ему не могу, я придумал следующее. Чтобы уши не торчали вверх и не мешались я взял две прищепки из ванной. Нашел нитки и, привязав их с одной стороны к прищепкам, а с другой — к небольшим грузикам, я прицепил их к Вовкиным ушам так, что они больше не торчали у него, а висели вниз. Помимо безопасности, это ещё оказалось очень удобно. Теперь уши не мешали стричь с боков. Я даже подумал, что когда мы пойдём в парикмахерскую, надо будет предложить им своё изобретение. Для начала выходило всё даже очень неплохо. Я себя чувствовал прирождённым парикмахером. Ножницы как будто срослись с моей рукой и были её продолжением. Немного сложнее было с затылком. Там волос было побольше. Конечно, я осознавал, что получается не идеально. Местами оставались торчащие волосы, но их я решил оставить напоследок, когда с основными волосами будет покончено.

В общем, намучился я с Вовкиной стрижкой. Даже пальцы устали. Я чувствовал, что на основную стрижку сил не остаётся. Чуть подравнять Вовку можно будет уже в парикмахерской. Да и время уже выходило. Надо было будить бабку. И я считал, что есть чем похвастаться. Может, даже предложу ей деда постричь. Со второго раза явно лучше выйдет. Я сказал Вовке, чтобы он сидел и не шевелился. Сейчас приведу бабку и начнём её удивлять.

Бабка вошла на кухню и, протирая сонные глаза, сначала не поняла, в чём дело. Почему Вовка сидит укрытый полотенцем и зачем ему прищепки на ушах. Затем она увидела волосы на полу и сразу окончательно проснулась.

— Можно прищепки снять? — ныл Вовка. — Уши уже болят.

— Удивлена? — спросил я у бабки с гордостью в голосе, обратив внимание на её явно уже удивлённый взгляд.

— Не то слово, — ответила бабка, осматривая Вовкину голову со всех сторон.

— Я думала ты меня уже вряд ли сможешь чем удивить. Но ты превзошел сам себя. Мало того что ты специалист в педиатрии, так ты, оказывается, мастер на все руки. Только они из жопы у тебя растут. Ты зачем ребёнка оболванил?

Вовка с недоверием посмотрел на меня. С моих слов получилось всё идеально. Ну почти идеально, а бабка, судя по всему, утверждает обратное.

— А метр-то пошто на голову повязали? — удивилась она ещё раз.

— Чтобы ровно получилось, — ответил я.

— Про прищепки на ушах я даже спрашивать не буду. Куда мне своим скудным умом понять блуждание гениальных идей в твоей голове. Но я всё больше убеждаюсь, что голова у тебя тоже растёт из того же места, откуда и руки.

Бабка отцепила прищепки с ушей Вовки и сняла повязку. Стрижка получилась неожиданной. Теперь пришло время удивиться даже мне. Вовка был похож на Вакулу из фильма «Вечера на хуторе близ Диканьки». Именно этот персонаж первым пришел мне в голову для сравнения. Точнее, из похожего была только новая причёска Вовки. Но даже в кино причёска было куда более похожей на причёску, чем то, что получилось у меня. Было похоже на то, как будто Вовка на самом деле лысый, а на голове что-то лежит. С почти ровными краями.

— Господи. Сначала можно было только догадываться, что ты дурачок, а теперь это видно невооруженным взглядом. Так бы и оставить, чтобы сразу видно было, да мать ваша не поймёт. Деда, что ли, разбудить. Пусть посмеётся над убогими.

Я так понял, что бабка стрижку не оценила. Отправив Вовку посмотреть в зеркало на клоуна, она предложила на стул сесть мне. Сказала, что раз одного идиота уже не надо стричь, то второго тоже надо довести до стадии — я у мамы дурачок. Чтобы наглядно это было видно. Бабка меня, конечно, стричь не стала. Она сказала, что не претендует на главный приз в конкурсе дураков и повела нас в парикмахерскую. Меня надо было постричь, а с Вовкой что-то сделать. Насколько это возможно.

Мы пришли и заняли очередь. Бабка посоветовала Вовке шапку не снимать, но если он захочет, то пусть предупредит её. Она тогда сначала возьмёт по рублю со всех. Такое бесплатно показывать нельзя. Через несколько минут подошла наша очередь. Первым бабка повела Вовку.

— Шапку-то снимай, — сказала парикмахерша, когда Вовка уселся в кресло. — Или вы шапку пришли стричь?

— Ты милая рано шутишь, — предупредила её бабка. — Прежде чем он снимет шапку, хочу предупредить, что я к этому никакого отношения не имею.

Вовка снял шапку, и тётя парикмахер стала третьим человеком, которого сегодня удивила стрижка Вовки. Вовка не удивился, а деда будить не стали. Бабка сказала, что не дай бог он помрёт со смеху, а в её жизненные планы это не входит.

— Даааа… — крутила Вовкину голову парикмахерша. — Что я могу вам сказать… Разве что подстричь его под полубокс.

— Не знаю, под какой там полубокс ты его хочешь стричь, но под полудyрка его старший уже постриг. Постриги так, чтобы родителям не стыдно было его показать.

— Ну, я, конечно, попробую сделать что-то с ЭТИМ. Может, проще под ноль?

— Под ноль не надо, — возразила бабка. — Под ноль у них с братцем в голове внутри. Пусть хоть снаружи хоть что-то будет.

В общем, Вовку постригли. Оставили ему немного волос, чтобы не ходить лысым. Когда очередь дошла до меня, бабка предложила сравнять нас под одну стрижку, но я отказался сравниваться. Если Вовке и всё равно каким в сад ходить, то мне в школу никак нельзя с причёской как у Вовки. Да и зачем?

У меня же хватает на голове волос для нормальной стрижки…

Автор: Андрей Асковд («Как мы с Вовкой»)


«Парикмахер…»