Отдушина

— Приехала, дочка…родная, а какая стала! — проговорил Юрий Васильевич.

— Измучилась вся, но ты ведь понимаешь, что не могла я поступить тогда иначе, — ответила Аня в своё оправдание.

— Да ничего, все в порядке.

Анна оглядела большую, ставшую за те годы, что они прожили счастливо с отчимом и матерью, квартиру.

Потом эта болезнь, забравшая маму…

Помнит Аня прохладную майскую ночь, что они просидели с отцом под яблоньками, посаженными мамой во дворе их дома, проводив ее, не хотелось заходить — все там напоминало о ней, будто вышла куда-то на десять минут и скоро вернётся. Будто скинет пальто и весело воркуя позовёт всех пить чай с пирогами. Вещи все ещё хранили материнский запах, а глаза застилали слезы всякий раз, как разговор заходил о ней…

Через неделю явился в их дом Семён Викторович, родной отец Ани.

— Я узнал, что Нади не стало. Аня, поехали со мной. Теперь мой долг позаботится о тебе.

Девушка рассеянно переводила глаза с отчима на отца, но тот сидел молча, потерянному уставившись в газету.

— Анечка, я не могу доверить твоё воспитание постороннему мужчине, — вспылил отец.

— Он не посторонний.

— У тебя два дня на размышления, — резко сказал он, а потом уже мягче, видимо осознав, что этим только оттолкнёт дочь. — Понимаешь, я женат. Софья Михайловна, моя жена, тоже переживает, тебе с нами будет лучше.

Уже в коридоре, обуваясь, Семён Викторович твёрдо сказал:

— Не забывай, я твой отец по всем документам, закон на моей стороне!

А потом заговорил о близкой старости, о том, что никогда не забывал о дочери, помогал, высылал деньги на воспитание.

Аня, понуро опустив голову, проговорила вдруг:

— Хорошо, я поеду…

Стыдно ей было отказывать своему родному отцу, и к отчиму она уже привыкла, но в какой то момент ей стало жалко Семёна Викторовича.

Тогда, стоя на перроне, Аня пообещала Юрию Васильевичу вернуться.

— Ты для меня родной, коих не бывает…я обязательно приеду, слышишь?

— Да, доченька.

С тех пор мужчина жил совсем один. Клял себя, что не отстоял дочь, возвращался с работы в пустую квартиру и все слонялся по ней, думая о старости, одиночестве и cмeрти. Коллеги на заводе знакомили с женщинами, как-то он даже сходил на свидание, но сбежал…Так явно стала перед глазами Надя — его первая и единственная любовь.

Они познакомились в поезде, женщина с дочерью ехала на юг, в поисках лучшей жизни после развода, а он возвращался домой с командировки. Завязался душевный разговор за чаем, а по приезду мужчина осмелился и пригласил Надежду к себе на первое время, пока не найдёт жильё, так она и осталась у Юрия, потом расписались и зажили обычной счастливой семьей. Недолго, лишь семь лет…

Надежда запустила свою болезнь, боясь признаться родным, не знал никто, потом уже Юра обнаружил больничные выписки в медицинской карточке.

— Почему ты скрывала? Я нашёл бы лучших врачей, Надя, зачем!

— Но тогда не было бы этих замечательных лет, что мы были счастливы, а так я провела бы их в больничных стенах… заранее зная, что все впустую…

— Но Наденька, я…, — мужчина встал на колени, обхватив талию жены и зарыдал первый раз за всю свою сознательную жизнь. — Я не хочу тебя терять, я не смогу без тебя.

— Я всегда буду с вами, — прошептала женщина…

***

За окном зеленели Надины яблоньки, весна в этом году пришла ранняя, солнечная, мужчина всегда радовался весне, но только не теперь. Дни его, пролетали мимо, будто сторонний наблюдатель, он смотрел на них равнодушно и без всякой радости. Была одна отдушина — дочка, да и ее судьба забрала.

Поднимаясь на пятый этаж пешком в свою старенькую, ещё родительскую квартиру, мужчина постоял на лестничной площадке немного, переведя дыхание. Здоровья с каждым годом становилось все меньше и меньше.

Зашёл в квартиру, повесил куртку на вешалку и понял, что что-то изменилось…но что? Прислушался, то был аромат, Надины духи…

Вот и она, вышла из комнаты, помолодевшая, с нежной улыбкой на лице. Как это возможно?

— Надя?!

— Папа, это я, Аня, — улыбнулась повзрослевшая дочка. — Я вернулась, насовсем.

— Как ты похожа теперь на неё, не отличишь, здравствуй доченька!

Юрий Васильевич смотрел на дочь, и думал, что не покинула их Надя, вот она, ее продолжение — юная, свежая, словно много лет тому назад. Теперь же зовут ее Аня. Не уходят из жизни, а лишь обновляются, как листва на деревьях каждую весну.

Теперь он не один, а с дочерью, своей любимкой, своей отдушиной…

Loading...
Отдушина