«От добра добра не ищут…»

— Елена Сергеевна, у вас что-то случилось?

— Нет, Анечка.

— Вы плакали, я же слышала.

— Все нормально. У меня сын женится…

— Так радоваться надо!

— Я и радуюсь.

— Со слезами на глазах?

— Это от радости. Девушка любит Бориса. Я это вижу. О чем еще мечтать? Сразу и бабушкой стану…

— Как, бабушкой?

— У нее от первого брака маленькая дочка. Сын к ней относится как к родной. Только останусь теперь одна. Боря считает, что они должны жить отдельно. Вот и вся история.

— Главное, чтобы молодые жили хорошо, без ссор.

— Теперь буду гулять по набережной с мопсом по вечерам после работы… Как дама с собачкой.

Вдруг вбежала перепуганная секретарша шефа:

— Елена Сергеевна! Вас Анатолий Вениаминович вызывает. Там какой-то yжас! Нику до слез довел. Она заявление на увoльнeние написала.

Елена подошла к зеркалу. «Хороша, краса-девица сорока пяти лет… Глаза красные, нос картошкой… Только в таком виде на люди и показываться, чтобы потенциальных заказчиков пугать…»

Из приемной выбежала злющая Ника, красная как рак… «Видимо, дело совсем плохо. Ника молодая и перспективная переводчица… Только не поняла, что это работа, а не поиск богатенького престарелого жениха, который клюнет на ее неземную красоту, а потом скoнчается от любви к ней и оставит все свои богатства по завещанию,»- подумала про себя Елена Сергеевна, входя в кабинет.

Ее удивило, что всесильный шеф стоял почти по стойки смирно и растерянно оправдывался перед мужчиной, сидящим спиной к двери. Она тут же про себя отметила дорогой костюм и туфли ручной работы посетителя. В этом разбиралась хорошо, даром что много лет проработала переводчиком при посольстве…

— Вызывали?

— Елена Сергеевна… Василий Николаевич Стрельников… Ему требуется переводчик с отличным знанием французского… Ника не справилась…

— Мне нужен профи. Контракт на шесть месяцев, а дальше будет видно. Вы можете с ним ознакомиться, и, если условия устроят, то ответ жду завтра. На этом этапе пока все, — сказал, как отрубил, Василий Николаевич и вышел.

— Елена Сергеевна, контракт просто отличный… Предполагаются поездки за границу… Очень достойная оплата… И для агентства приличные комиссионные, если вы устроите Стрельникова как специалист… Соглашайтесь.

— Хорошо, я подумаю…

— Читайте и подписывайте, голубушка, даже не раздумывайте.

Она вернулась в кабинет, где уже вовсю обсуждали увoльнeние Ники, а та, в свою очередь, рассказывала, что за свoлoчь этот «гад с противным характером, зануда, придирa и сyхарь. Даром, что от него много лет назад жена сбежала, а любoвницы вообще не задерживаются. Да, еще сестра как крыcка Лариска во все дела свой нос сует…»

— Ну, вам-то, Елена Сергеевна, ничего не грозит. Вы же у нас педантка и тоже хорошая зaнуда… Сработаетесь. Вам же кроме работы ничего не надо… Его не интересуют пожилые женщины, а вы и так уже сбитая летчица, — со злoбой выкрикнула Ника в адрес, читающей договор, Елены Сергеевны.

— Да, уж куда мне… Вы злитесь на меня, Ника? Не пойму, чем вас обидела. Условия контракта очень выгодные, и я, пожалуй, его подпишу… Не на злo вам. Просто меня все устраивает.

Утром Елена Сергеевна была в «Тревaл Компани» с подписанным контрактом и готовностью приступить к своим обязанностям.

Василий Николаевич встретил, конечно, не с распростертыми объятиями и сразу дал понять, где ее место: небольшая комната, стол, два кресла, настольная лампа, шкаф, куча бумаг и ничего личного. С чего начать она не знала, и машинально стала разбирать документы, лежащие на краю стола. Было такое впечатление, что корреспонденцию Ника несколько дней складывала в одну стопку и больше ею не интересовалась.

Это заняло часа два, потом вызвали к боссу. Ему требовался переводчик для беседы с партнерами.

День пролетел незаметно, как в прочем, и последующие пара месяцев: переговоры, поездки и переводы. За это время в жизни Елены Сергеевны мало что изменилось, разве только то, что сын благополучно женился и переехал с семьей на съемную квартиру.

Она полюбила вечерние прогулки по набережной в компании своего верного мопса Марсика. Это был отдых для души после, пускай, не пыльной работы, но требующей умения держать себя в руках независимо от ситуации.

Был осенний, еще по-летнему, солнечный субботний день. Елена Сергеевна сидела за переводом статьи, которую не успела закончить, но та могла понадобится в понедельник. К ней подошел Марсик с поводком в зубах, показывая этим, что пора гулять, а иначе он за себя не отвечает. Ничего не оставалось делать, как собраться и идти на прогулку.

Елена стояла, положив руки на балюстраду гранитной набережной, задумчиво глядя на бегущие воды реки. На память приходили разные слова из стихов, которые так или иначе были связаны с течением волн… Вода всегда успокаивала, и на нее женщина могла смотреть долго, не отрываясь.

Она не сразу заметила, как кто-то подошел и встал рядом. Когда оглянулась, то очень удивилась – это был Стрельников.

— Добрый день, Елена Сергеевна. А я проезжал мимо. Смотрю и вижу вас… Не могли бы составить мне компанию? Например, посидеть в каком-нибудь кафе?

— Здравствуйте, Василий Николаевич. Нет. Я не одна…

— Простите, а с кем? Не вижу вашего спутника или спутницу.

— С собаками в кафе не пускают, — улыбнулась она.

Тут Стрельников заметил сидящего мопса, с собачьим интересом рассматривающего его ботинки.

— Давайте завезем песика домой, а потом посидим в кафе или прогуляемся просто так. Я знаю здесь одно очень замечательное заведение с хорошей кухней, но самое главное, там подают великолепный кофе.

— Не знаю… Не очень удобно, — попыталась отказаться она.

— Елена Сергеевна… Мы же с вами взрослые люди… И не смотрите на меня сейчас как на босса… Соглашайтесь. Пожалуйста.

— Ладно, уговорили.

Они первый раз за время, что были знакомы, разговаривали не как шеф и подчиненная, а просто как два человека. Сидя за уютным столиком, Василий Николаевич говорил весь вечер не умолкая, но ей почему-то больше запала в душу его трогательная и неуверенная улыбка. Должно быть, эта самая улыбка и решила все.

Василий Николаевич стал часто подвозить Елену Сергеевну после работы. Они могли часами прогуливаться по улицам, когда появлялось свободное время. Он оказался великолепным рассказчиком историй о родном городе. Еще когда учился в школе любил литературу и историю, думал, что и дальше будет этим заниматься, но жизнь распорядилась совсем по-другому…

Все остальное между ними случилось как-то само собой. Они поехали в Швейцарию… Елена Сергеевна думала, что это очередная встреча с партнерами, но оказалось – отдых на два дня: катание на лыжах и полное безделье. Там он и сделал ей предложение.

Она переехала к нему. До знакомства с его сестрой Елена не была в чем-то уверена, и боялась не понравиться, но все случилось наоборот. Они подружились.

В офисе тихо злорадствовали, что кто высоко залез, тому больно падать. Кто-то откровенно завидовал – из грязи в князи…

Елена Сергеевна старалась не обращать внимание на злопыхателей. Она была просто счастлива. Василий Николаевич настоял, чтобы она ушла с работы.

До определенного момента Елена Сергеевна не замечала изменений в отношениях с мужем. В ее доме никогда не было лжи, и она верила каждому его слову.

Когда в начале весны он стал часто задерживаться, объясняя работой над новым контрактом, у нее не возникло тени сомнения, что это не так.

Она даже не обратила внимание на случайно услышанный обрывок разговора между братом и сестрой, в котором Лариса просила его что-то или кого-то бросить и не портить жизнь…

Июнь незаметно перешел в июль. Золовка переехала на дачу. Елена с Василием тоже собирались на Черное море в Левадию. Уже была заказана гостиница, билеты на самолет лежали на столе, паковался чемодан…

Но за пару дней до отъезда Василий Николаевич пропал. Всю ночь его телефон был отключен. Елена нервничала, ходила из угла в угол и не сомкнула ни на минуту глаз, обзванивая больницы. Утром неожиданно вернулась с дачи Лариса.

Когда зазвонил ее телефон, она с возмущением ответила звонившему: «Ты не знаешь, что творишь. Решил вернуться в прошлое? Нет, дорогой, приезжай сюда, и сам объясняй жене… Если же нет, то ты трус и слепец… Да, да, слепец!»

Время тянулось очень долго, как резиновое… Приехал Василий. Он подошел к жене и хотел ее обнять, но она отстранила его руки…

— Лена, прости, но я сегодня улетаю в Нью-Йорк, – он не успел закончить, как вошла Лариса.

-Ты сходишь с ума… Все повторяется опять и летит в бездну… Я думала, что эта… уже забыла о тебе или нашла новую жертву. У тебя жена, дела, – возмутилась она.

— Сестренка, давай обойдемся без комментариев, — резко ответил Василий.

— Опять хочешь все пустить под откос? Сломать жизнь себе и другим людям? – крикнула Лариса и, резко развернувшись, вышла из комнаты.

— Лена, понимаешь, двенадцать лет назад я встретил женщину молодою, красивую, своенравную, капризную. Она была замужем и не собиралась разводиться. Это было какое-то наваждение. Я влюбился, бросил все к ее ногам… Мне было без разницы, что творилось с моим бизнесом… Когда счета арестовали, не смог дать того, что она хотела. Я старался любым способом удержать ее рядом. Думал, что Алиса меня любит, но она с мужем внезапно уехала в СЩА. Только о ней забывал, как будто чувствуя, она звонила и приезжала… Долгое время жил мыслями только о ней. Она обещала, что разведется с мужем, но этого не произошло… Алиса вдруг перестала приезжать и звонить, а я начал менять женщин, как перчатки. Так жил до твоего появления. Увидел тебя там, в кабинете, и во мне что-то изменилось. Думал все с прошлым покончено раз и навсегда… Этот год я был счастлив с тобой… Но Алиса приехала на Новый Год… Мы с ней встречались. Она нисколько не изменилась ни характером, ни в капризах, и также прекрасна, как в тот день, когда ее встретил первый раз. Она развелась с мужем и вернулась за мной. Простишь ли ты меня или проклянешь, но я не в силах бороться с этим чувством. Меня к ней тянет, как магнитом… Она… Мы… Прости, но самолет сегодня ночью…

Слез у Елены не было, нет они были, но еще где-то глубоко, только сердце бешено колотилось в груди, и мыслей никаких, кроме одной: «За что?».

— Поступай как знаешь, — сказав, она ушла в комнату к Ларисе. Та, накапав успокоительное, заставила его выпить и уложила невестку на диван.

Елена только слышала, как хлопнула входная дверь, и провалилась в тяжелый сон. Проснулась она от того, что очень хотелось пить. Тихо встав, чтобы не разбудить Ларису, на цыпочках прошла на кухню. Из-под двери выбивалась тонкая полоска света. Когда открыла дверь, то увидела, мужа. Он сидел за столом и, положив голову на руки, спал.

Будто почувствовав ее появление, Василий открыл глаза, вскочил и прижал к себе. У Елены не было сил сдерживать слезы, которые потекли сами собой, будто внутри что-то оборвалось.

— Прости… Прости… Я виноват перед тобой, — твердил он, целуя ее мокрые щеки.

— Ты опоздал на самолет? – прошептала она.

— Нет… Я не доехал до аэропорта… Просто не смог уехать, потому что очень тебя люблю… Понял… Не нужна мне никакая Алиса, не нужен адреналин в крови от этих отношений… Я понял, что хочу думать по дороге домой только о тебе, и знать, что ты меня ждешь… Прости меня, родная…

-Я люблю тебя, — ответила Елена.

Автор: Ирина Рябинина (Лучихина)


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«От добра добра не ищут…»
«А ведь целый начальник…»