«Орех…»

Откуда взялся этот росток дерева – они и сами не знали. Пробился сквозь густую траву прямо у забора, хоть специально его никто не высаживал. Когда немного подрос, выпрямился, заявил о себе, стало понятно — это молодой орех.

— Сделаем так, — сказал ее муж. – Дождемся первых плодов. Если будут мелкими и чересчур крепкими, что не очистишь – спилим. Ну, а если окажется, что сорт хороший, конечно, оставим.

Молодой орех держал интригу до последнего – не плодоносил. Будто проверял своих хозяев-дачников на преданность. Уже и тень приличную отбрасывал, позволяя поставить под густой кроной стол для уютных чаепитий. Пожилая семейная пара привязалась к ореху, и уже и думать забыла об обещаниях его спилить, а он все не желал показывать никому свои плоды.

Так случилось, что первые орехи появились на дереве, когда хозяина уже не было в живых. Но задолго до этого его жена уже почувствовала с приветливым деревом какую-то невидимую и необъяснимую связь.

Случилось это на ее день рождения. Пожилая женщина очень тосковала за мужем, они жили, душа в душу, много лет. И его уход словно разрубил ее саму напополам. Настроения праздновать с детьми и внуками не было, и она уехала на дачу – в место, где до сих пор жили ее воспоминания, и было прожито столько счастливых дней. Покрутилась на грядке, цветочки полила, потом присела на скамейку напротив ореха. И вдруг откуда-то из густой кроны раздалось птичье пение. Там пел соловей. Да как пел! Да сколько! Будто решил именно для нее устроить настоящий сольный концерт.

Никогда в этих местах соловьев не было… Конечно, может, кто и улыбнется, но она восприняла это чудесное пение – как подарок от мужа. Будто в день рождения он-таки нашел способ ее поздравить. Она подошла, прижалась к морщинистому стволу щекой, мокрой от слез. А он легонько дотронулся до ее волос с проседью зеленой веткой с прохладными разлапистыми листьями…

А к осени орех был уже усыпан крупными плодами, которые бросал целыми пригоршнями в траву и на дорожку сада. Будто чувствуя, что сильных рук рядом нет, орехи раскрывались от легкого нажатия и были такими сладкими, что, кажется, таких вкусных она и за всю жизнь не пробовала.

— Спасибо, — шептала она, устремив глаза к густой кроне.

— Я всегда буду рядом, — будто вторило дерево ей в ответ.

Теперь, приходя на дачу, она первым делом бежала к ореху. Обнимая крепкий ствол, рассказывала о своей жизни… И словно напитывалась от него новыми жизненными силами и энергией, которые, вместе со свежим запахом листвы, проникали в ее крoвь.

Зимой, в сильные морозы, переживала – как там орех? У многих соседей ветки на орехах обмерзли и почернели. Но нет… Ее орех стоически справлялся и с ранними заморозками, и со снежными зимами. Отбивался от гусениц, пожирающих листья, от липкой паутины на ветках. Она знала – с ним ничего не случится. Он особенный, он не предаст. Обязательно справится со всеми трудностями, а осенью снова доверчиво протянет ей на ладони спелые, крупные плоды.

…Когда в конце этой весны она шла к своей даче, сeрдце привычно радовалось. Ее не было несколько месяцев – застарелые бoлезни и немолодые годы неминуемо берут свое… Открыла ключами стaрый замок на калитке, оставила на скамейке бутерброды, взятые на перекус.

Завернула за угол и обомлела… Ее ореха не было… От него остался только крупный пень… Он будто смотрел на нее огромным желтым глазом и говорил: «Прости… Все, что зависело от меня, я одолел. Но против электропилы я был бессилен»…

Я слушала в трубку ее рыдания, и у меня самой разрывалось сeрдце. Орех спилили ее соседи – здоровое, крепкое, довольно молодое дерево. Без спросу, не заморачиваясь чьими-то глyпыми переживаниями. Стaрая женщина не приходит по нескольку месяцев. Орех растет возле самого забора, а у них в этой части огорода плохо всходят семена овощей.

Подумаешь, обычное дерево… На базаре кyпит килограмм орехов.

Я не знала, что сказать? Чем утешить? Как объяснить чужую бессмысленную жестокость? Знаю только, что с соседями она ругаться не стала. Даже не стала ничего объяснять им. Зачем? Орех же все равно не вернуть… И разве же им понять… Просто, не заходя в дом, развернулась и поехала домой. И уже там от души дала волю слезам.

Будто переживала свою, самую дорогую и бoлeзнeнную утрату, во второй раз…

Все лето она не ездила на дачу. Просто не могла. Не представляла, как зайдет во двор, а там этот трухлявый пень… Но как-то позвонила другая соседка по даче и сказала, что на ее поздней яблоне прямо небывалый урожай яблок. Жалко же… Они просто падают в траву, никому не нужные. Долго собиралась с мыслями, морально готовилась. И таки приехала за яблоками, вооружившись сумкой с колесиками.

Зашла за домик, подошла к пню… Глядь… а там молодая поросль уже с нее ростом. Тонкие зеленые побеги тянутся, будто хотят обнять, защитить, смахнуть слезы, градом катящиеся по морщинистым щекам… И будто прошептать: «Я все равно буду с тобой»…

И в очередной раз доказать — для настоящего не бывает преград!

Автор: Татьяна Лонская


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«Орех…»
«Кукиту…»