«Одна маленькая вещь, а в ней целая эпоха…»

Мне было пять лет, как сейчас помню, я сижу на кухне с мамой у её подруги тёти Лены, играю с потрёпанной старой куклой.

Мама в горе, погиб её муж, мой отец. Я смотрю на неё и вижу, как ей плохо, но ничего не могу с этим сделать. Подруга пытается её утешить и наливает ей чай в свой новый чайный сервиз.

А чашки в сервизе красивые, с яркими вишнями и зелёными листочками. С белым блюдцем, где кайма подкрашена в золото. И я влюбилась. Хотя я росла неизбалованным ребёнком, никогда не злилась и не канючила. Но тут со слезами на глазах умоляла подарить мне одну из чашечек.

Ведь я так любила вишню.

И тётя Лена даёт мне одну чашечку с блюдцем.

Как я её полюбила. Ведь на тот момент у меня с мамой практически ничего не было. Лишь комната в коммуналке, старый телевизор, холодильник, диван, да ещё и пару старых игрушек, подаренных соседями.

Я пила из этой кружки до 13 лет, потом мама снова вышла замуж за хорошего человека. Родилась у меня сестра, которая тоже начала пить с раннего детства чай из этой чашки с ярко-красными вишнями.

Потом прошло время, вышла замуж я, и уже мой маленький сын осторожно пьёт чуть остывший чай из этой кружки, едва слышно звякая чашкой по блюдцу. Приходит тётя Лена к нам домой, я со смехом показываю ей эту кружку.

Она не помнит её совершенно. Оказывается, не прошло и трёх лет, как её дети раскололи все кружки из её чайного сервиза. Осталось где-то пару блюдец от чашек на даче.

Опять проходит время. Чашка пережила много. Потерю моей матери, развод с мужем, болезнь моего ребёнка, частые переезды.

Сейчас мне 47 лет и уже моя пятилетняя внучка пьёт чай из той самой кружки, подаренной мне тётей Леной 42 года назад. Осторожно держа её своими маленькими ручками, едва слышно звякает блюдце, на которое ставят чайную чашку.

А я, смотря на это, вспоминаю себя. Одна маленькая вещь, а в ней целая эпоха.


«Одна маленькая вещь, а в ней целая эпоха…»