Одиночество

— Это просто супер, это восхитительно! Изумительное мастерство! – Ник не смог сдержать чувств, рванувшихся наружу при виде огромного подземного зала, в котором рядами стояла армия, готовая к бою. Армия глиняных воинов.

Ник и Эллен, молодые ученые и молодожены, наткнулись на эту небольшую нишу при осмотре пирамиды Алтун-Ха. Свой медовый месяц археологи решили посвятить друг другу и любимой работе. Небольшой городок Белиз – столица одноименного государства Карибского моря, приютил их с радостью и равнодушием. Множество туристов посещали известные руины Алтун-Ха – древнего города майя. Все там уже было давно исследовано учеными, исхожено туристами. Но молодым ученым не терпелось немедленно применить свои знания, подтвержденные полученными на прошлой неделе дипломами. Поэтому, утром прилетев в аэропорт Белиз Сити Филип Голдсон, они, бросили вещи в отеле и к вечеру уже добрались до вожделенных развалин.

Туристов к вечеру было мало и влюбленные без помех, радуясь как дети, прикасались к этим древнейшим свидетельствам истории. В одном из переходов, в каменной пустой нише внимание Ника привлек стертый, почти незаметный знак.

— О, вот и вход в неизведанную гробницу, — засмеялась Эллен, — надо, как в арабской сказке, сказать: — «Сезам, откройся» — и нажать на камень.

— Это только для тебя, любимая, улыбнулся Ник и, закатив глаза, замогильным голосом произнес -: «Сезам, откройся», — одновременно нажав на камень.

Не было скрипов и грохота. Каменный блок под Ником беззвучно отошел в сторону и Ник полетел в темноту, на песчаную пыльную насыпь.

Где-то далеко вверху светлым пятном было видно отверстие, в которое провалился Ник и слышен испуганный голос Эллен.

— Со мной все в порядке, дорогая, поищи какую-нибудь веревку, мы, похоже, сделали открытие века! – крикнул он снизу поднимая фонарь над головой, — а я пока осмотрюсь.

Воины в доспехах майя, стояли строгими рядами, готовые к бою. Они были сделаны настолько реалистично и тщательно, что, казалось, они прямо сейчас готовы сдвинуться с места и пойти в бой. Их каменные глаза, как живые, строго и внимательно следили за Ником. Было немного жутко от их каменного взгляда.

Терракотовых воинов находили в Китае. Но никогда терракотовых воинов, да еще в такой отличной сохранности, не находили на американском континенте. Терракота – это обожженная цветная глина, очень часто применяемая, для создания посуды, статуэток. Но статуи в полный рост – это просто чудо. Кроме исторической ценности это еще и доказательство существования единой древней цивилизации.

Не хватало мощности фонаря, что бы осветить весь зал, и Ник решил продвигаться вдоль стены. Внезапно под рукой на стене Ник почувствовал легкую шероховатость и, посветив, обнаружил четкий символ на каменном блоке, такой же, как сверху в каменной нише. Еще не веря своей удаче, он нажал на камень с символом. Открылся проход.

Внутренний небольшой зал был освещен зеленоватым, непонятно откуда струившимся светом. Вдоль стен расположились какие-то механизмы из блестящего металла и стекла. В центре возвышался стеклянный куб, внутри которого стояла металлическая вешалка с доспехами майя. Ник не выдержал. Внутри любого мужчины сидит мальчик, которому хочется поиграть в крутого воина. Зайдя в куб, он надел на себя доспехи, шлем и взял в руки короткое копье. Приосанился. В боковом зеркале в полный рост отразился воин майя, повторяющий движения Ника. Запахло чем-то цветочным, глаза стал застилать розовый, клубящийся туман, а прямо перед кубом открылся огромный прямоугольный проем, за которым были видны стройные ряды терракотовых воинов. Преодолевая боль в начинающих каменеть мышцах Ник бросился в большой зал.

-Мне очень жаль, миссис Элен,- сочувственно вздохнул комиссар полиции, — но нам не удалось отыскать Вашего мужа, хотя выхода из этого зала нет, и прошло уже две недели. Мэр поручил мне выразить Вам благодарность за Ваше открытие, оно уникально и принесет много пользы нашей маленькой стране.

Яркие софиты освещали весь огромный зал. Почти полсотни работников археологической группы исследовали, фотографировали, зарисовывали и систематизировали найденные терракотовые фигуры. Эллен, наверное в сотый раз, обходила весь зал в безуспешных поисках мужа. Она часто подходила к одной из этих древних фигур. Черты лица глиняной статуи очень напоминали ей Ника.

Как через розовое стекло Ник смотрел сквозь глиняные глаза на этот зал. Он не мог пошевелиться, не дышал, не хотел есть или пить. Он мог только видеть прямо перед собой и думать. К нему много раз подходила его Эллен, но Ник мог позвать ее. Это не зал истории понял он, это – зал горя, вечного горя, вечного одиночества.

«Я мыслю, следовательно, я существую» (Рене Декарт).


Одиночество