«Нюх…»

Ну, я ему и говорю:

— Горе ты мое горькое, aллeргeнное, что же нам теперь делать?

А он мне молвит человеческим голосом:

— Не печалься, хозяйка, придумаем что-нибудь!

Я на него глаза выпучила:

— Ой, ты что, разговаривать умеешь??? А чего раньше молчал???

А он:

— Так ты раньше ничего и не спрашивала! Да и разговаривать нам, котам, не положено. Только в исключительных случаях!

Видно, сейчас как раз такой случай вышел, раз кот мой заговорил.

— Ты мне, хозяйка, про беду свою расскажи, а мы вместе подумаем, как с нею справиться.

— Ой, котик мой дорогой, уж беда так беда! Я нюх потеряла. Совсем. Доктора говорят, вроде из-за тебя.

— А сама-то как думаешь?

— Ох, и не знаю уже, что и думать. Совсем я запуталась.

— Ну, виноватого-то назначить легче легкого, — говорит мне кот. – Да только сама посуди: зачем мне твой нюх нужен??? У меня свой есть, неплохой, мне чужого нюха не надо. А коли пропал он, так поискать надо. Может, затерялся где?

— Ну что ты, кот? – удивилась я. – Нюх – это ж вещь нематериальная, где же он затеряться-то может???

— Если мячик – может под кровать закатиться, — стал рассуждать кот. – Если мышка – может в норку спрятаться. Если денежка – может за подкладку упасть. А раз нюх штука нематериальная, значит, в нематериальном мире его искать и надо. Наверное, где-нибудь внутри тебя и затерялся.

Я подумала-подумала и решила: а ведь прав кот! Нюх – не паспорт, его в трамвае не посеешь, на почте не забудешь. Точно: где-то внутри меня!

— Котик, а как найти-то его, знаешь? Подскажешь? – спрашиваю.

А кот мне:

— Знать не знаю, а поспособствовать могу. Скажи для начала, а нюх тебе зачем нужен?

— Ну как «зачем?», — отвечаю. – Затем! У всех есть, и у меня тоже.

— А все-таки? – настаивает кот.

— Ну, чтобы запахи различать…

— А зачем тебе запахи различать?

— Ну, чтобы знать, что вкусно пахнет, а что не очень. Что свежее, а что с душком.

— А пока у тебя нюх был, тебе всегда вкусно пахло?

— Не помню, — задумала я. – Не думала я об этом. Да нет, наверное, не всегда.

— Может, вокруг тебя люди гнилые были? Или отношения у тебя «с душком»?

— Как это – отношения «с душком»? – испугалась я.

— Ну, отношения давно прoтyхли, уже вонять начали, а тебе бросить жалко. И людей гнилых ты отогнать не могла, может, боялась, а может, стеснялась.

— Не знаю я… Хотя… Знаешь, котик, чувствую, есть у меня в душе такие мысли, только я их наверх не выпускаю, прячу далеко-далеко, чтобы не дай бог об этом не думать.

— Если мысли не думать, они тоже затхлыми становятся. И запах от них плохой. Может, нюх твой обиделся и ушел, раз ты его такие запахи обонять заставляешь?

— А разве нюх может обижаться? – озадачилась я.

— Может, еще как! Если не хочешь слышать – уши на тебя обидятся. Не хочешь видеть – зрение слабеть начнет. Не выпускаешь слова – горло заболит. Ведь если тебе что-то от природы дано, его использовать надо! Ему же обидно просто так существовать, без смысла.

— Котик, миленький, да я же не против! Просто я с такой точки зрения никогда на свои органы чувств не смотрела. А так-то я люблю, когда вкусно пахнет.

— А сейчас тебе вкусно пахнет?

— Нет, что ты! Сейчас я даже вкуса еды разобрать не могу. Преснятина какая-то. Не то вата, не то опилки. И колбаска, и пирожное на один вкус – безвкусные.

— Не повезло тебе… Для тебя, похоже, жизнь вкус потеряла. Жить тебе невкусно, вот что!

— Жить невкусно? А знаешь, пожалуй, что и да… Тревожно как-то жить. Вот кредитов понабрали, боюсь, как расплачиваться будем. А вдруг денег не будет? Про деньги все время думаю, вообще навязчивая идея. И в остальном… Как-то особой радости жизни не испытываю. Если честно.

— Ну вот! Вокруг тебя запахи опасности и тревоги. Попала ты во вражеское окружение, из него выходить надо! Может быть, твой нюх потому и отключился? Очень ему надо такие резкие запахи постоянно обонять! То тyxлые, то тревожные…

— Да нет, — подумав, отмела предположение я. – Тут, по-моему, не в запахах дело. Просто у меня нос постоянно забит.

— А чем это он у тебя забит?

— Ну чем? Ясное дело, чем! Не хочется даже вслух говорить. В общем, течет у меня из носа! Постоянно причем. А когда не течет – тогда просто забито. Причем заметь – не простуда никакая, нету во мне вирycoв-микробов, я и анализы сдавала – нету!!!

— Стало быть, что-то другое есть! Вот когда еще у людей из носа течет?

— Когда плачут, — сообразила я. – Только я не плачу!

— А хочется?

— Иной раз так даже очень хочется, — призналась я. – Знаешь, у меня горе большое было. Потеря невосполнимая. И я себя, если честно, немножко виноватой считаю. Так, не то чтобы совсем… Но все равно! Сидит это во мне занозой.

— Ну вот, а ты удивляешься, что из носа течет! Да эта заноза все время твою душу раздражает, плачет твоя душа. Ей же больно!

— Больно, котик, — согласилась я. – Я бы и поплакала, да глаза сухие.

— Отпусти чувство вины – с ним и слезы выйдут. Оплакала бы ты свою потерю невосполнимую один раз да навсегда, глядишь, и нюх бы вернулся. А то где ему в тебе жить, если место занято? Надо освобождать!

— Легко сказать, нелегко сделать, — невесело усмехнулась я. – Все тут до кучи: и вкус жизни поганый какой-то, и слезы невыплаканные застряли, и еще чихаю я как потерпевшая. Чуть что – сразу чихать! Прямо неудобно даже.

— Чихать? Так это же здорово!!! – подпрыгнул кот. – Мы, кошки, тоже чихаем, когда в носу свербит! А знаешь, когда свербит?

— Нет, а когда?

— Когда там что-то лишнее завелось! И надо от него избавиться! Чихнул – и вытолкнул!

— А я что выталкиваю?

— Я думаю, все, что тебе жить мешает, — важно заявил кот. – Всю свою тоску, и печали, и вину, и неудовольствие, и раздражение. Как только раздражение в нос попадет – так сразу и чихать!

— Похоже, мне все время раздражение в нос попадает, — растерянно пробурчала я.

— Значит, надо убрать раздражители, — тут же предложил кот. – Вот я тебя раздражаю?

— Нет, — улыбнулась я. – Ты забавный. Особенно когда заговорил. Ты очень милый котенок, и я тебя люблю. Меня врачи раздражают, которые от тебя избавиться велят.

— Ну так и избавься от врачей! – обрадовался кот. – А заодно и от болезни. Убери от себя все, что тебя раздражает. Или измени к ним отношение.

— А как? – не поняла я. – Что ж мне, любить все это начать?

— Ну, любить не обязательно, — снисходительно разъяснил кот. – Ты хотя бы просто над этим смейся. Или чихай на это! Кстати, смех и чихание даже похожи друг на друга, не находишь? Только смех из живота, а чихание из носа.

— А точно, похожи, правду говоришь! – вдруг с изумлением осознала я. – Даже тело так же сотрясается.

— Даже мы, коты, обладаем чувством юмора, — сообщил кот. – Хоть и не умеем смеяться, как вы, люди. Зато мы все время улыбаемся!

И он продемонстрировал мне свою забавную мордашку, которая и впрямь постоянно была сложена в загадочную кошачью улыбку.

— Раз уж все равно чихаешь, чихай на проблемы! – промурчал кот. – Так и говори: «А чихала я на это!».

— Ладно, я попробую, — охотно согласилась я. – Почему бы и нет? Мне это кажется веселым.

— Ага. Тебе надо Радость Жизни возвращать, — по-взрослому вздохнул мой котенок. – А то ты в недовольстве да печалях совсем нюх потеряла. А вот я точно могу по запаху определить, где находится жареная курочка, где сметанка, а где корзинка с теплой подстилкой. Все, что радует, так приятно пахнет!!!

— Кот! Ты хочешь сказать, что если я начну выискивать такие радостные места, нюх ко мне вернется?

— Ага, хочу, — подтвердил кот.

— А ты уверен, что это поможет?

– Ну, попробовать-то никто не мешает? По крайней мере, можно в это поиграть, а это уже весело! Все лучше, чем бояться да переживать!

— Очень разумно, — похвалила я. – Пожалуй, я и правда давно ни во что не играла. Только с тобой, когда ты за бантиком на веревочке гоняешься.

— А давай прямо сейчас? – азартно предложил котенок. – Только сделаем все наоборот! Я буду носиться с бантиком на веревочке, а ты его догонять. Слабо?

— Ничего и не слабо! – обиделась я. – Где бантик? Только знаешь, тебе не кажется, что это психушкой пахнет?

— Ага, вот уже и запахи различать начала, — поддразнил меня кот, готовясь удирать.

— Ах ты ехидное животное! – завопила я, молнией кидаясь за этой маленькой бестией, которая – видит Бог! – была самым лучшим раздражителем в мире, от которого, к тому же, вовсе не хочется избавляться. Между тем он, несясь по комнате, уже свалил на бок вазу с цветами, пробежался коготками по тюлевым шторам, разметал в стороны стопку газет на столе, и бантик развевался за ним, как ополоумевшая бабочка.

Мне немедленно захотелось чихать на всех врачей, на все проблемы, на свое давно прошедшее прошлое, на старые обиды и скучные обязанности. Мне хотелось только во что бы то не стало поймать этого мохнатого чертенка, отобрать у него бантик и всыпать ему по первое число!

Автор: Эльфика


«Нюх…»