«- Ну, так мы наверстаем…»

На выходе из магазина мелькнул знакомый силуэт. – Надо же, снова пришлось встретиться, — первое, что подумала Вера, увидев Ивана Федоровича.

История их знакомства сразу всплыла у нее в памяти, как короткометражный фильм. Вера давно овдовела, и замуж второй раз не выходила. Да и не собиралась. С мужем законным прожила почти тридцать лет, и решила, что лучшего уже в ее жизни не будет. Не сказать, что жила она хорошо, — как и в любой семье, было по-всякому.

Но Вера все дyрное, да плохое постаралась из памяти выкинуть, а самое лучшие, что было у нее в семейной жизни, как жемчужины со дна морского достала и бережно хранила в своей памяти. И детям, старшему сыну и дочке о самом лучшем напоминала.

Но месяц назад давняя Верина приятельница намекнула, что у мужа есть один товарищ, по воле случая оказавшийся одиноким.

— Ой, даже не намекай, — сказала Вера, решив сразу пресечь все попытки знакомства.

— Да ты хоть посмотри на него, мужик-то не плохой.

— И смотреть не хочу, зачем это мне, лучшие годы прошли, а теперь уже поздно невеститься.

Оля, затеявшая знакомство, виновато потупила взгляд: — Поторопилась я, и Ивана Федоровича сбаламутила, он ведь билеты на концерт взял, — это вот твой билет.

Вера и сама не могла понять, зачем пошла на этот концерт, ведь все в душе решено. Но, с другой стороны, — ну посмотрели концерт, посидели рядом в общественном месте. Если что-то не так, — разошлись по разным сторонам.

Чуть выше среднего роста, смущенно прохаживаясь в фойе, он, как бы невзначай, оглядывался по сторонам. И Вера почему-то сразу подумала, что это он; и уже в зале, увидев его, идущего к своему месту, поняла, что не ошиблась.

Иван Федорович жил в том же районе города, что и Вера, и вызвался проводить до самого дома. Февральский вечер был на удивление теплым, пробрасывал небольшой снежок.

— Ну, вот и на концерт сходили, — сказала у подъезда Вера, — спасибо, было интересно.

— И вам спасибо за компанию, — ответил он, — надеюсь, вы не пожалели.

— Нет, нисколечко, спасибо, а то бы просидела весь вечер дома.

Она замолчала, чувствуя какую-то неловкость и ощущая, что хочет отблагодарить мужчину чашкой чая. – Может, на чай поднимитесь?

— А можно? Не поздно будет?

— Нет, совсем не поздно, завтра ведь выходной.

В прихожей Вера увидела знакомые сапожки и пальто, — значит, дочка сегодня у нее ночует.

В свои двадцать пять лет Аленка была замужем, и когда Артем уходил на смену, иногда прибегала переночевать к матери.

Вот и в этот раз она появилась в прихожей, чтобы чмокнуть мамулечку в щечку и сказать «спасибо» за вкусные блинчики.

Увидев Ивана Федоровича, Аленка сменила благостное выражение лица на удивленное.

— Аленушка, познакомься, это Иван Федорович, на концерт вместе ходили.

— Ага, здрастьте, — скучным голосом сказала она.

Гость поздоровался, даже слегка поклонился, что выглядело очень трогательно и уважительно. Аленка равнодушно ускользнула в зал.

— Я, пожалуй, пойду, Вера Александровна, — сказал он смущенно, — у вас дочь гостит, наверное, вам пообщаться надо…

— Ну как знаете, а то можно и чайку.

— В другой раз.

И уже когда выходил, спросил с надеждой: — Вера, а может, увидимся в выходной, погуляем или посидим где-нибудь.

— Завтра суббота, в магазин пойду – надо продукты купить.

— А в какой? Вот в этот ближний?

— Да, в него.

— Ну, так я тоже пойду затариваться. Во сколько?

Да можно в одиннадцать.

— Решено! Там и встретимся, а я потом на машине домой вас подвезу. Это сегодня я безлошадный, а так – всегда за рулем.

Вера закрыла за ним в дверь и, вернувшись к дочери спросила: — Аленушка, ну что ты как бука? Человек на чай зашел, а ты его с недовольным видом встретила? Или у тебя случилось чего? Может с Артемом поссорилась?

— Мама! – четко произнося слова, словно хотела подчеркнуть их значение, обратилась к ней дочь, — он же старый!

Вера заморгала глазами. Об этом она ни на миг не задумывалась. Да, он старше. Да, на пенсии уже, но глобальной разницы в возрасте и во внешности она не ощущала. А сейчас дочь, произнесла эти слова, как приговор.

— И вообще, зачем он тебе? Ты же все время папу вспоминаешь.

Вера растеряно смотрела на Аленку. – Я ведь тоже так думаю: «зачем». Просто на концерт сходила, я ведь сколько лет с мужчиной никуда не ходила. То с тетей Галей, то с Олей…

— Нет, ну просто он тебе не пара, — снова так же четко выговаривая каждое слово, сказал Аленка.

— Да с чего ты решила, что я за него замуж собираюсь?

— Ну, так, показалось.

После того разговора Вера с Иваном Федоровичем больше не виделась, и в субботу в магазин, как договаривались, не пошла. Она и в самом деле решила, что не стоит начинать отношения.

И вот, когда прошел месяц после их скомканного знакомства, она вновь увидела Ивана Федоровича, который еще издали кивнул ей, приветствуя.

— Вот и встретились, — сказал он, — не подумайте Вера, не специально я встречи искал. Но признаюсь, желал этой встречи.

Он взял из ее рук пакет с продуктами и уверенно направился к машине.

— Да мне как-то и неловко, — смутилась Вера, — обещала вас тогда чаем напоить, но не получилось. И в магазин на другой день не пришла…

— Так сейчас угостите, не откажусь.

— Иван Федорович, да вы, смотрю, осмелели, — улыбнулась Вера.

— Нерешительность, Вера Александровна, часто портит отношения.

— А вы значит решительный?

— Есть такое. Но не наглый, — и он задержал на ней взгляд, словно изучая реакцию женщины.

Вера смотрела в окно, пытаясь увидеть, как во дворе покажется знакомая Лада, — машина Ивана Федоровича. Она волновалась вдвойне. Прошло полгода после их первой встречи, и знакомство переросло в дружбу и в те теплые отношения, когда хочется проводить вместе все больше времени. И сейчас волнение охватило ее, потому что догадывалась она, что сегодня он скажет что-то важное.

А другое ее переживание было связано с Аленкой, которая в день их знакомства сказала: «Он же старый!»

И Вере, теперь уже, было обидно за слова. И не только потому, что Иван Федорович не казался ей пожилым, а потому, что она по годам не так уж далека от него. «Того и гляди, что Аленка и мне так скажет», — думала она. «Может и правда, права дочь, зачем в мои годы все это? И сколько тех лет осталось, мы ведь не молоденькие…

Звонок оторвал ее от противоречивых мыслей. Иван Федорович, аккуратно подстриженный, свежевыбритый, с букетом цветов, вошел в прихожую.

— Это тебе, Верочка, а все остальное потом скажу.

На кухне, разрезая торт, Вера вдруг подумала: « А ведь хорошо! Хорошо вот так, никуда не торопясь пить чай и просто разговаривать. И она почувствовала, что за все эти годы соскучилась по этим минутам необыкновенного тепла от присутствия мужчины, которому нравится.

Уже после предложения выйти за него, после всех сказанных слов, она задумчиво посмотрела на гостя: — Хорошо, Ваня, выйду я за тебя. Только долго ли нам быть вместе, бОльшая часть годочков утекла уже…

Иван Федорович секунды две осмысливал сказанное ею, а потом вдруг рассмеялся громко: — Вот ты о чем! Боишься, что мало нам останется? Не переживай, Верочка, на наш век хватит. Сколько будет – все наши! Я ведь тоже, как овдовел, думал, что один останусь. А вот все по другому вывернулось, с тобой хочу быть, жить, утрами просыпаться с тобой, вот так, как сегодня чай пить… Эээх, да что там, — он махнул рукой, — я все эти месяцы улыбку сдержать не могу. А все потому, что знаю, есть теперь у меня Вера Александровна, Верочка…

Вера отвернулась и смахнула слезу. – Прости, Ваня, мне обидно, что раньше не встретились, несколько лет впустую прошли.

— Ну, так мы наверстаем, — сказал Иван Федорович, — надеюсь, что дети наши поймут нас.

— Аленушка, как вы там? Все ли у вас хорошо?

— Да все отлично, мамулечка.

— А я звоню, хочу тебя с Артемом к себе на блинчики позвать, да и поговорить надо…

— Мам, блинчики – это классно. Насчет поговорить – извини в ближайшую неделю не могу, работа и все такое… Но ты не переживай, я догадалась, что ты мне хочешь сказать. Про Ивана Федоровича.

— А что? Что про Ивана Федоровича? – заволновалась Вера.

— Ну, то, что ты замуж за него выходишь. Или это не так?

— Так, Аленушка, так, — Вера вздохнула, как будто не хватало воздуха.

— Мам, ну и хорошо. По-моему он хороший дядька, и еще не старый.

— Хороший, конечно, хороший, — Вера старалась не плакать.

Конечно, она приняла решение, и независимо от настроя Аленки, вышла бы за Ивана. Но понимание самых близких сердцу людей – оно оказывается важным в такие моменты. И надо всего лишь, чтобы тебя поддержали.

Вера отложила телефон в сторону, посмотрела в окно и улыбнулась, увидев знакомую Ладу, из которой выходил Иван Федорович. Нет, Ваня, — для нее он теперь Ваня.

Автор: Татьяна Викторова


«- Ну, так мы наверстаем…»