«Никто её не любил. И она никого не любила…»

В торговом центре Дарья старалась не глядеть по сторонам на красивые платья и изящные сумочки, она думала о своей несчастной судьбе.

Вот если бы она не забеременела в 17 и не выскочила замуж, совсем другая у неё была бы жизнь. Вместо джинсов по акции, она покупала бы себе красивые платья и деловые костюмы. Вместо бумажки об окончании курсов, что пылится где-то в столе, на стене висел бы диплом столичного института и на работу она ездила б не на метро, а на собственной машине, может даже с личным водителем. А может быть вообще, организовала бы собственную фирму и жила б на Бали, а на работу вообще не ходила.

Пухленькая продавщица расхваливала джинсы из нового привоза, с широкой улыбкой показывала то одни, то другие, но Даше эти вещи были не по карману. Она вежливо попросила показать что-нибудь подешевле. Продавщица сразу улыбаться перестала, брезгливо поджала губы и указала на стойку с надписью: «Скидка 20%» Даша взяла две пары и зашла в примерочную, задёрнула шторку и чуть не заплакала.

Если бы она тогда не влюбилась, сейчас всё было бы по-другому. Дарья натянула на себя джинсы.

-Ну что, как? Не нравится?

-Мне вся моя жизнь не нравится! – буркнула Даша и выглянула из-за шторки, чтоб попросить продавщицу принести другие джинсы на размер побольше.

Вместо пухленькой девушки прямо напротив стояла высокая статная женщина в странном наряде. Даша подумала, что она сбежала с какого-нибудь театрального представления для детишек, где могла бы изображать волшебницу.

Женщина держала в руке вешалку с умопомрачительно дорогим платьем.

-Вот, примерь эту!

Даша взяла в руки платье, она совсем забыла, что пришла за джинсами и денег на платье у неё нет. Скинула свою толстовку и джинсы. Платье сидело так, будто на неё сшито. Дарья вертелась перед зеркалом и видела перед собой совсем другую женщину. Откуда-то взялся макияж, причёска из неаккуратно закрученного пучка превратилась в стильную стрижку, на ногах вместо пыльных кроссовок появились изящные туфли на каблуках.

Даша покачнулась с непривычки и вышла из примерочной.

Пухленькая продавщица услужливо улыбалась, сыпала комплименты и подсовывала идеально подходящие к этому образу: шарфик, сумочку, серьги, брошку, пальто, сапожки, клатч, браслетик, блузку и классический брючный костюм и ещё одну сумочку…

Даша купила всё и расплатилась пластиковой картой, даже не задумавшись хватит ли денег.

В салоне красоты её встретили как родную, подправили укладку и маникюр. У дверей торгового центра её ждал автомобиль, водитель открыл перед ней дверь и помог погрузить покупки.

-Поехали домой, — Дарья удобно устроилась на кожаном сиденье.

Водитель остановился у дома в центре, помог ей выйти из машины. Даша кивнула консьержу, открыла дверь в свою квартиру.

Минуты две она стояла в прихожей и разглядывала детали интерьера. Такие квартиры она раньше видела только на страницах журналов. Всё продумано до мелочей, но Даше казалось, что чего-то определённо не хватает…

Никто не бежал к ней по коридору с воплем «Мама!», никто не заглядывал в пакет с покупками в поисках чего-нибудь вкусненького, никто не обнял её, не спросил, как прошёл день… В квартире было пусто. Даша прошлась по всем комнатам и не нашла никого. У этой женщины не было даже кошки!

Огромная гардеробная была забита красивой одеждой, но комплименты говорить было некому. Никто не восхищался ей, не целовал в висок, не проводил рукой по бедру как бы невзначай… Никто не смеялся, не раскидывал игрушки, никто не показывал ей свои кривенькие поделки из детского садика, никто не мешался под ногами, и не мурлыкал, никто её не ждал.

Никто её не любил. И она никого не любила.

Даша медленно вышла из квартиры и пошла к торговому центру, всё ускоряя шаг. Влетела в примерочную, игнорируя вопросительный взгляд продавщицы. Её джинсы и толстовка всё ещё лежали там в примерочной.

Она быстро скинула платье, одела свои вещи и вышла из примерочной счастливая и довольная своей судьбой.

Летела домой к своим мальчишкам: мужу, сынишке и коту. Так торопилась, что пронеслась мимо, не заметила улыбающуюся женщину в костюме театральной волшебницы.


«Никто её не любил. И она никого не любила…»