«Никогда не будет диктовать, с кем мне общаться…»

— Порядочный парень, таких сейчас днём с огнём не сыскать! — шепнула мне продавщица маленького магазина, расположенного в подвале дома Егора, стоило ему отойти на минуту.

— Весь в папу! — доверительным тоном поведала мне мама Егора в день знакомства. — Он такой же был: честный, принципиальный, порядочный до мозга костей!

— На лице написано, что порядочный. Такой точно не сбежит в кусты от ответственности! — вынесла вердикт моя бабушка, намекнув на одно интересное обстоятельство для побега — погладив невидимый беременный живот, что, учитывая возраст бабушки, выглядело очень смешно.

Подруги были в восторге. Родители — в эйфории. Одна я своего счастья не оценила, и отношения разорвала. Хорошо что они, эти отношения, даже до совместной жизни дойти не успели. Егор, кстати, так и не понял, что он такого сделал?

Сестра с парнем жили на съёмной квартире. Квартира была двухкомнатная, но в одной комнате были заперты вещи хозяев. Сестру немного злило, что коммуналку они оплачивают за всю квартиру, пользуясь только частью. Понятно, что она сама согласилась на такой вариант, могла бы сразу отказаться, но жильё они искали срочно, лучшего варианта не подвернулось.

Повадилась сестра гостям на ночь во второй комнате стелить. Чужие вещи не трогала, на пол матрас бросала. Ключ она на кухне нашла. Я её не оправдываю: да, не совсем по совести, но и особо криминального никто ничего не делал. Вот если бы она сдала вторую комнату, или поселила бы туда кого-нибудь на постоянной основе — да, свинство.

Если честно, сестру даже поддерживаю: сама одно время жильё снимала, насмотрелась на арендодателей, которые за свои халупы бабушка-стайл хотят миллионы, ещё и придираются по любому поводу. Так что хозяйка квартиры сестры тоже была виновата: не пожадничала бы, брала бы оплату за коммунальные услуги соразмерно занимаемой арендаторами площади, и никто бы никуда не полез.

Приехали мы с Егором к сестре в гости, припозднились. Она предложила нам у неё остаться. Глаза слипались, ехать никуда не хотелось, я решила воспользоваться её предложением.

Егор, стоило ему выслушать важный запрет — не включать свет, чтобы соседи хозяйке не донесли! — впал в ступор. А узнав подробности об устной договорённости хозяйки и сестры, что во вторую комнату заходить нельзя, начал призывать всех к порядочности. Полчаса он доказывал нам, что так поступать нельзя: комната чужая, лезть в неё — непорядочно. Сестра даже договор принесла, в котором чёрным по белому было написано, что арендует она двухкомнатную квартиру. Ни слова о запрещённой территории.

Егор всё равно возмутился: так не делается! Когда его призывы не были услышаны, он уехал домой. Я осталась у сестры.

Через неделю сестру попросили съехать. Разъярённая владелица жилплощади приехала с утра пораньше, устроив скандал: в комнате заперты вещи её покойной бабушки, а наглые квартиранты осквернили память о бывшей собственнице квартиры.

Сестра подумала, что её сдали соседи снизу. Предположила, что они услышали, как кто-то ходил во второй комнате. В квартире скрипучий паркет чёрт знает каких годов. А я чувствовала какой-то подвох, глядя на довольную рожу Егора при известии о выселении.

Отпираться мой порядочный не стал: да, на следующий день вызнал у словоохотливой бабульки с первого этажа номер телефона хозяйки квартиры и позвонил. Он не поленился приехать на следующий день, понимаете? Только чтобы восстановить справедливость, в его понимании. Мало того, светясь гордостью за свой поступок, он потребовал, чтобы я прекратила общение с сестрой. Так и сказал, что она меня плохому научит, и не место таким гнилым людям рядом со мной.

Егора я послала. Сестре ничего не сказала, стыдно было. От подруг и родителей отбрехалась — не сошлись характерами.

С момента расставания с Егором прошло шесть лет. Недавно я вышла замуж, но мама иногда вспоминает Егора: ей мой муж не нравится, вот она и горюет, как я в своё время такого хорошего парня упустила, порядочного, чтоб ему неладно было.

Да, действительно. Вряд ли кто-то, кроме меня, будет петь дифирамбы моему супругу. Зато я точно знаю, что он никогда меня не предаст, даже если решит, что какой-нибудь мой поступок недостаточно порядочен, и никогда не будет диктовать, с кем мне общаться.

Записано со слов читательницы, пожелавшей остаться анонимной.


«Никогда не будет диктовать, с кем мне общаться…»