«Ничего не жалко!…»

Разругались мы с мамой мужа Лидией Захаровной еще на втором месяце нашей семейной жизни с ее обожаемым сыном Женечкой. Из-за чего? Из-за длинного носа моей свекобрушки, который она норовила сунуть всюду. Особенно туда, куда ее не просили!

-А ты носки Женькины почему в нижний ящик положила? — задала мне свекровь вопрос, когда мы с мужем прилетели из свадебного путешествия.

-В самый низ положила! Ему же нагибаться тяжело и неудобно, зато твое белье лежит на верхних полках! Можно же переложить свои лифчики вниз, а Женькины носки и майки — наверх!

Я предполагала, что оставлять ключи от нашей съемной квартиры Лидии Захаровне на период нашей поездки было ошибкой. Но не до такой же степени! Просто квартирная хозяйка просила, чтобы доступ в квартиру был, мало ли, соседи нас зальют или мы их.

-А зачем Вы, Лидия Захаровна, к нам приезжали? — спрашиваю, — Цветов у нас еще нет, поливать ничего не надо, домашними животными мы тоже не обзавелись. Хозяйка квартиры о заливе и прочих катастрофах не сообщала.

-А просто так я приехать не могу? — возмущенным тоном спросила свекровь, — Посмотреть, как мой сын тут живет.

Ага, особенно надо было посмотреть, как он живет, пока его и меня нет дома. И проверить, где носки лежат, где лифчики невесткины!

-И вообще, — выпалила Лидия Захаровна поняв, что она изрядно переборщила с наездами, — у меня воду горячую выключили! Я приезжала помыться. У меня же электроплита, это какой счет мне за электричество пришел бы, если бы я воду на плите грела?

Я даже не стала просить свекровь вернуть ключи. Я сменила замки. Мои родители живут далеко, им запасные ключи не оставишь. Но и маме мужа у нас делать нечего, особенно в наше отсутствие.

А через неделю Лидия Захаровна сыну позвонила с жалобами на вероломную меня. Она приехала, а дверь открыть не смогла — ключ не подошел.

-Воду горячую тебе включили? — осведомился Женька у мамы, — А зачем приезжала? Нет, жена не хочет, чтобы ты у нас без нас бывала.

Мама даже с сыном после этого не разговаривала около месяца, трубку кидала. Потом к сыну потеплела, а наши отношения свелись к протокольным мероприятиям раза 4 в год и передаче приветов.

В июне мы с Женькой отметили год с начала семейной жизни. Мы на квартиру копим, да еще и коронавирус этот. С отпуском на морях — никак. решили к моим родителям ехать на Алтай. Лидия Захаровна о планах была осведомлена. Ручки, небось, потирала: ключ оставим, вот уж она разгуляется! Ведь год ее любопытству по носу щелкали. А как жить, если ни в шкаф, ни в холодильник, ни в иные секретные невесткины места не заглянуть?

-Марин, — попросила я коллегу по работе, — возьми ключ на всякий пожарный, я хозяйке твой телефон дала. выручи, если что!

-Женя! — позвонила свекровь за неделю до нашего отъезда, — У нас воду горячую отключат с 1 июля. Ты же мне ключик оставишь? Мне ведь тяжело в ведрах греть и таскать в ванную!

Но и на этот случай у меня был разработан план. И муж со смехом с ним согласился. Через два дня, в субботу, мы с мужем и еще одним очень хорошим человеком поехали к Лидии Захаровне.

-Ой, — обрадовалась свекровь, — вы ключи привезли? А это кто? А это что?

Хороший человек по имени Леха торжественно внес в квартиру свекрови… водонагреватель проточный! И под недовольные возгласы мамы, что дорого, что зачем мы тратились, установил маме мужа агрегат.

-Мойтесь, — говорю, — Лидия Захаровна. И как Вам будет хорошо! Ездить никуда не надо! А ведь жара, пыль, общественный транспорт!

Свекровь зубами скрипит, а крыть нечем. Понимает, для чего покупка, но сказать тоже нечего. Мы ж о маме заботимся! Как мы не ужимаемся в тратах, а ради любимой свекобрушки ничего не жалко!


«Ничего не жалко!…»