«– Нет. Никаких банков!..»

Отработав библиотекарем до пенсионного возраста, моя тёща Ольга Петровна в срочном порядке ушла с работы и вернулась в деревню к своей матери. Там она провела почти три года.

Всё это время она досматривала свою лежачую маму. После кончины родственницы тёща продала всё, что досталось её в наследство, и вернулась домой уже обеспеченной женщиной. Сумма богатства тещи была в триста тысяч рублей. И тут понеслась.

До этого момента не имея за душой и шестидесяти тысяч, тёща внезапно осознала, что финансы не являются злом, а опора и надёжность. И чем больше финансов, тем спокойнее живётся. Надёжность ей захотелось ещё больше, поэтому Ольга Петровна решила заняться увеличением своего капитала.

И долго не пришлось заниматься поисками источника увеличения капитала. Об этом говорилось по ТВ, а так же на двух билбордах на улице. Паевой инвестиционный фонд «Источник» предлагал вложить в него финансы, а потом каждый год снимать процент в 200 годовых.

Да, Ольга Петровна вложила туда все свои сбережения. Конечно же, обещанные проценты она так и не получила, видимо в фонде что-то пошло не по сценарию. Вероятно, эта организация была финансовой пирамидой. Обманутая тёща пришла к нам в гости, и очень просила меня помочь ей. Собственно, посодействовать в распутывании ситуации. Что я и сделал, надев свою форму судебного пристава, которая висела в шкафу без надобности, поскольку пару лет назад я ушёл из ФССП. Отправились мы с тёщей в «Источник».

В организации уговаривали не выводить финансы, подождать несколько месяцев, однако мы с Ольгой Петровной были решительны. Деньги нам вернули, конечно же безо всяких заоблачных процентов. Хорошо, что вернули.

Теща, на радостях купила мне бутылку коньяка. Вновь обретённую сумму денег тёща крепко держала в руках. Они снова её радовали. Я конечно же попросил Ольгу Петровну больше не впутываться в подозрительные дела. Она была очень радой, и дала обещание, такого больше не повторять.

Да, тёща не обманула, она больше не вкладывала деньги в подозрительные организации. Но она решила заколотить бизнес. По оптовой цене накупила корейской косметики и начала продавать её. Что-то приобрели бывшие сотрудники, остальное по стартовой стоимости, нехотя, но покупали родные, что-то соседка купила. Поэтому первоначальная сумма была собрана вновь, но без прибыли. Супруга умоляла маму положить деньги на депозит под проценты, и забыть о них.

Речь о процентах снова натолкнула нашу горе-старушку на другой вид заработка. Через пару недель она пришла к нам в гости и радостно сказала, что придумала, как обратиться с деньгами. Жена поинтересовалась:

– Ты решила открыть депозит? А в каком банке?

– Нет, Светочка. Никаких банков! Антонине отдам. – сказала мама.

– Какой Антонине?!

– Антонине из нашей деревни. Она же занимается мясом, на рынке продаёт его. Она обещала платить мне по тринадцать процентов в месяц.

Ольга Петровна была абсолютно убеждена, что этот вариант идеален, без убытков.

– Ведь она с деревни нашей, не станет же обманывать. Я посчитала, что в год 156% получится чистый доход. Ты знаешь хоть один банк, где дадут больше процент?

– Как же, знаю я эту Антонину! Весь рынок от неё плачет. Должна всем денег и не отдаёт. Конечно, отдавай, мама, свои сбережения, вот только потом не плачь нам. А то, как только случается беда, так сразу прибегаешь к нам жаловаться. И не слушаешь то, что мы тебе говорим. Так тебе Антонина и вернёт 156%, конечно!

Ольга Петровна обиделась на нас и ушла. Наверное, она думала, что мы поддержим её, вот только ушла она без неё, а даже, наоборот. Поэтому, я решил не вмешиваться в финансовые махинации своей тёщи. И супруге сказал, чтобы не лезла. Пускай её мама отдаст эти финансы. Пускай вляпается в очередную историю, по самые уши. Так или иначе, дураков же нужно как-то учить.


«– Нет. Никаких банков!..»