«Не запасной аэродром, а семья…»

— Все-таки вдвоем веселее, лучше, чем радио всю дорогу бренчит. – Михаил вел микроавтобус как раз мимо «позолоченной» рощи, а на взгорке выпячивался зеленый хвойный островок.

— Красиво здесь осенью, — не сдержал эмоций пассажир водителя. – А вдвоем это, правда, веселее, хорошо, что взял меня.

— Ну как не взять, ты же знаешь, я в командировках часто бываю, дорога эта мне как родная.

Юрий, который сидел на пассажирском сиденье, попросился с Михаилом, который, ну не то, чтобы другом был, а просто хорошим знакомым, захватить его в Красноярск. Своя машина была в ремонте, а ехать позарез надо было, так и сговорились.

Вдвоем даже дорога показалась короче. Сделав все служебные дела, на другой день отправились обратно. Когда до дома оставалось часов пять, разговорчивый, веселый Михаил, подмигнув приятелю, свернул вправо. – Заедем ненадолго, дама тут у меня живет, надо проведать. Я хоть и был у нее неделю назад по пути, заедем и сегодня.

Юрий сдержанно промолчал, кивнув в знак согласия, раз водителю надо заехать, значит его дело. Небольшой поселок городского типа в несколько двух- и пятиэтажных домов и с частным сектором по окраинам, стоял компактно, и казался совсем небольшим. Остановившись у зеленых ворот, Михаил посигналил. Вскоре вышла женщина лет 38-40, среднего роста, стройная, с мягкими чертами лица. Из-под платка, повязанного назад, виднелись светло-русые волосы.

Женщина, увидев Михаила с пассажиром, засмущалась, пригласив обоих в дом. – Мы на полчасика, дорогая, чаем угостишь, и поедем дальше, — Михаил смотрел на хозяйку, как кот на сметану.

— Так может пообедаете, — предложила женщина, — я быстро на стол накрою.

— Не суетись, Катя, сытые мы, заезжали в кафе по дороге, чайку лучше, а мне кофейку. Или ты, Юра, тоже кофе будешь? – обратился он к пассажиру.

— Нет, спасибо, я кофе не жалую, можно чай, — Юрий смутился еще больше, ощущая, как неловко, когда вот так внезапно оказываешься у чужих людей. Но Михаил вел себя вольготно, чувствовалось, чтобы был он завсегдатаем этого дома.

Катерина больше молчала, ловя на себе взгляды Михаила. – Ну, не обессудь, Катя, — гости встали из-за стола, — не удержался, захотелось повидать тебя, — он обнял ее, смутив еще больше, — скоро приеду, — шепнул на прощанье.

Юрий молчал, пока Михаил сам не заговорил, едва отъехали от ворот. – Ну как тебе Катерина?

— Очень видная женщина, приятная и гостеприимная.

— Вот! И я ее сразу заметил. Больше года назад занесло меня сюда случайно, остановился у местного магазина перекусить купить. Ну в магазинах здешних, как всегда, ассортимент хилый… Смотрю, выходит из супермаркета красавица, я даже споткнулся, — думаю, неужели в таких поселках еще такие красотки есть. Остановился, заговорил, как раз по пути нам, подвез женщину. Живет одна, дочь-студентка в городе учится. В следующий раз заехал… В общем, заезжаю иногда… А она, представляешь, ждет, когда бы не подъехал, в любое время суток, даже глубокой ночью. И никаких тебе претензий. Мужиков-то тут – раз-два и обчелся. — Михаил рассказывал с нескрываемым удовольствием, смакую историю знакомства.

Юрий вспомнил, как жена Михаила, жизнерадостная, миловидная женщина, приятная внешне, провожала его, снабдив в дорогу подсажкой, в которой заботливо были завернуты домашние пироги и котлеты.

— Слушай, — обратился Юрий к водителю, — а зачем тебе это надо? Ну, вот эти заезды? Зачем она тебе эта женщина?

— Как зачем? А зачем мужику женщина? – Михаил был удивлен вопросом, даже на лице появилось недоумение.

— Я, конечно, семью твою мало знаю, но, кажется, жена у тебя классная, дети хорошие. Непонятно, что для тебя эта женщина.

— Да как что?! «Запасной аэродром» это, вот что. Ирка у меня молодец, конечно, но ты, знаешь, иной раз как начнет пальцы загибать: то не так, это не так… А тут вдруг раз — командировочка, я к Катьке заскочу, душой и телом отдохну. Должна же у мужика какая-то отдушина быть.

Расставшись в городе, не перезванивались с того дня и не встречались. Осень сменилась первыми морозами и снегом, наступил декабрь и приближался новый год. Михаил, после долгого перерыва, наконец, вырвался в командировку. Свернул на знакомую дорогу и вскоре подъехал к зеленым воротам.

Хотел войти, но было заперто, пришлось сигналить. Катерина приоткрыла калитку, не пропустив гостя. – Замуж я вышла, Михаил, почти вышла, так что не приезжай больше.

— Шутишь?! – Михаила словно окатили холодной водой. Катерина, которая всегда его ждала, смотрела теперь отчужденно. – Трех месяцев не прошло… А как же я?

— Звонила я тебе, раз десять набирала, хотела сказать, чтобы не приезжал, не дозвонилась…

Михаил вытащил из кармана телефон и растерянно сказал: мобильник потерял, новый купил, симка другая.

— Ну, будь здоров, Миша, не заезжай больше, — и хозяйка закрыла калитку.

Михаил, поправив шапку, пошел к микроавтобусу, но внутри все возмущалось, как ему казалось, от несправедливости. Он вернулся и начал стучать в ворота. Минуты через две калитка снова открылась… Перед Михаилом стоял Юрий, в накинутой на плечи куртке.

— Ты что здесь делаешь? – Михаил не сказал, а почти выдохнул слова заплетающимся от удивления языком.

— Живу. Семья у меня теперь. Понимаешь, семья. Не «запасной аэродром», не «вертолетная площадка», а семья. После нового года расписываемся. Кстати, я тебе тоже звонил, хотел сказать, чтобы мимо теперь проезжал, не дозвонился.

— Ах ты… — Михаил ринулся на Юрия, которого еще три месяца назад считал хорошим знакомым, — подлянку мне подстроил за моей спиной, вот и вози после того таких…

— Давай, Михаил, без лишних слов, лучше езжай к жене, — Юрий закрыл калитку, и слышно было, как удалялись его шаги.

В натопленном доме было уютно, пахло выпечкой, на праздники ждали дочку Катерины, а после нового года наметили узаконить отношения. Юрий, после неудачной семейной жизни, когда жену приходилось ждать, а иногда и искать, был один два года. Развелся, когда сын поступил в институт, помогая материально и поддерживая с ним связь. А когда увидел Катю, не мог неделю опомниться. Потом приехал, и разговаривал с ней три часа, — казалось, обоим надо было выговориться и решить что-то очень важное для себя.

После приезда Михаила у обоих еще было ощущение чего-то неприятного, вроде и не виноваты, что счастливы, а все равно оставалось смущение.

— Ничего, Катюша, — Юрий коснулся ее плеч, — новую жизнь строим, щепки летят.

Она только улыбнулась в ответ, сжавшись в комочек от его прикосновений и от ощущения тепла, радости и наступающего праздника.

Автор: Татьяна Викторова


«Не запасной аэродром, а семья…»