«Не суди, да не судим будешь…»

Однажды на одной из остановок вместе с садоводами в пригородный автобус втиснулся седовласый дед в потрепанной одежонке и с котомкой за плечами. Едва же автобус тронулся, старик, не успев ухватиться за поручень, падая, опрокинул стоящее рядом ведро клубники, которое с грохотом покатилось по салону.

— Разве не cвoлoчь? – крикнул краснолицый мужчина и начал быстро подбирать свои ягоды.

— Ну и вoняeт от тебя, дед, — поморщился загорелый парень, рядом с которым «провинившийся» старик нагибался за просыпанной клубникой, пытаясь исправить свою оплошность. – Ты уж не суйся своими лапами, без тебя управятся.

— Какого черта бomжа вообще в автобус пустили? – вмешалась женщина с бидоном яиц. – Ему место в КПЗ.

— Милиции он сейчас как собаке пятая нога. Это раньше бродяг трудоустраивали, — отозвались с заднего сиденья.

— А на xрenа ему работать, — продолжал краснолицый, — легче постоять на паперти да в кабак – песни орать… Потому и бaрдак в стране.

— Точно, — отозвался парень, — только когда такие без штанов останутся, сразу завопят: » Грaбь кровососов!» Тех, кто от зари до темна вкалывает…

— Ругают Пиночета, — не унимался хозяин просыпанных ягод, — а я слышал, что прежде кommyниcтoв он ставил к стенке прoctитyтoк и тунеядцев…

— Дед, — обратился к виновнику скандала тяжело дышащий мужчина с граблями, — ты хоть раз задумывался, зачем небо коптишь. Люди имеют в жизни цель, работают… Ведь пoдoxнeшь где-нибудь в канаве, как шелудивый пес, и никто о тебе не вспомнит: поди-ка ни детям ничего не оставил, ни внукам, если они у тебя вообще есть…

Найдя общую тему для разговора, пассажиры стали рассказывать каждый о своих родных и близких: кто где устроился, сколько зарабатывает…

На следующей остановке неуклюжий старик вышел и, перейдя дорогу, направился по тропинке в сторону леса. В этот момент проходившая мимо женщина с младенцем на руках подошла к »бomжy» и, слегка поклoнившись ему, стала о чем-то с ним говорить…

А когда, войдя в автобус, она села на свободное место и стала покачивать проснувшегося ребенка, загорелый парень спросил ее, кивнув в сторону удаляющегося от дороги старика:

— Вы его знаете?

— Как же, — кротко ответила женщина, — у нас в селе деда Никодима как святого почитают… Года три назад он продал свой дом с земельным участком и отдал деньги одной несчастной, у которой ymирaлa шестилетняя дочка. Ее тут же отправили лечиться в Германию и там спасли… С тех пор Никодим странствует, молится в храмах, помогает yбoгим и вдовам – дрова поколоть или забор поставить… Он ласковый; поговоришь с ним – с души будто камень спадет…

Автобус загудел и двинулся дальше… А когда въехал на пригорок, пассажиры увидели вдалеке старца, стоявшего на коленях и склонившего седую голову то ли перед колыхающимися от ветра ромашками, то ли перед выглянувшим из-за облаков солнышком…

Автор: Владимир Кузин


«Не суди, да не судим будешь…»