«Не слушайте советы других, принимайте решение сами…»

Шура долго смотрела на него и с болью сказала — Не с того ты жизнь, сынок, начинаешь. Родную мать из дома гонишь, не стыдно? — Он покраснел — Стыдно, не стыдно, какая разница. Мы по хорошему хотели, по семейному. Будешь против, придется в суд обращаться — Тут на кухню заглянула Валя — Игорек, там диван старый выкинуть надо, а новый купить.

А вы Александра Ивановна, как мать должны сыну помогать, а не стыдить. Вам и самой в деревне хорошо будет. Свежий воздух, парное молоко или что там обычно бывает — Шура встала — Ну вот что, дети мои, Спорить не буду и сьеду. Но не дай вам Бог испытать от своих детей, то что испытываю сейчас я —

Таксист вытаскивая вещи из багажника, заметил — Вы как здесь жить собираетесь? Даже издалека видно, что дом ремонта требует — Шура забирая у него сумку, сказала -Как нибудь. Что я в деревне не жила —

Она с трудом открыла просевшую дверь. В лицо пахнуло сыростью и запахом детства. Шура не была здесь лет пять. Как маму на погост увезли, с тех пор не разу. » Да работы мне здесь предстоит» усмехнулась она про себя и расплакалась.

-Не хочу в деревне жить. Хочу в город. Таська приезжала и рассказывала, что там даже вода в доме течет, не надо на колодец ходить. И печек там нет, батареи греют. В баню ходить не надо, ванна есть — мечтала Шура. — Ну и чего там хорошего? Была я в том городе. Вонь, грязь, люди кругом. А у нас благодать. Речка, лес, а поля какие — возражала мать. — Все равно уеду и в деревню больше не ногой — топнула ногой Шура. — Ой не зарекайся, дочь. В жизни всяко бывает —

Ох права была мама, как будто знала как все обернется. Шура всхлипнула и затопила печь. Та разгорелась не сразу, отвыкла Шура правильно печь растоплять. Но потом дело пошло на лад. Уже поздно ночью Шура наконец прилегла. Думала уснет сразу, но нет сон покинул ее. Она привычно подумала о сыне. Как он там? Сыт или голоден? Не обижает кто?

Игоря она родила поздно. В тридцать восемь уже. С молоду не получилось. Она же как расуждала. Замуж выйти не проблема, а жить где? Ведь все ее ухожеры такой же лимитой были, с койко — местом в общежитии. А городские мамаши своих сыновей не спешили лимитчитцам отдавать. Был у Шуры один такой. Как до свадьбы дошло, сразу на сторону родителей переметнулся. — Ты со мной ради прописки только — важно заявил он. Шура чуть не сплюнула от досады. — Слабак — процедила она и ушла. Всю дорогу до общаги проревела от обиды.

Через двадцать лет, она наконец стала хозяйкой однокомнатной квартиры. Радости не было предела. Обжилась немного и решила, надо ребеночка. Оглянулась вокруг, а выходить то не за кого. Да и замуж уже и не хочется совсем. Значит рожу для себя, решила она.

Сошлась с мужчиной одним. Он с женой растался и жить ему негде было. Шура позвала к себе. Семейная жизнь длилась ровно два месяца, а потом он вернулся в семью. Шура до сих пор вспоминает с улыбкой его уход. Он так раскаивался, что Шуру бросает, даже всплакнул. Все называл себя предателем и слабым человеком. Шура отпустила его, еще не зная, что скоро станет мамой.

Игоря она разбаловала, это точно. Всю свою нерастраченную любовь ему отдала. Потакала во всем. А надо было по другому наверное. И не получился бы эгоист, который привык что все для него. И женился рано, только восемнадцать стукнуло. Шуре жена его не нравилась. Вроде простушка, но себе на уме, вынесла свой вердикт Шура, как только ее увидела. Сына пыталась отговорить, но только хуже сделала. На свадьбу не позвали, сын перестал общаться.

А квартиру она ему отписала тогда от страха. Ей тогда с сердцем плохо было, даже в больнице пришлось полежать. Вот и подумала, пусть он хозяином будет, если с ней что случись. Вот и случилось, выперли из квартиры и не поморщились.

Прошло года три. Шура уже привыкла к небогатой на события деревенской жизни. Игорь приехал внезапно. — Мама, прости за все что я сделал. Права ты была насчет Вали. Она уговорила меня квартиру продать, чтобы побольше купить. На двушку ее родители добавили. Жилье на нее оформили. И я как бы остался ни при чем. Выгнала она меня, мам. Нашла другого и сейчас с ним живет. Мне сына жалко, только из за него я и согласился все ей оставить. Мама, я к тебе приехал. Не выгонишь глупого сына? — со слезами спросил он.

Шура обняла его — Я прощаю тебя, ведь не чужой ты мне. Я мать и чтобы не случилось, всегда ею и останусь. Оставайся, вместе веселей будет —

Если вам кажется, что ваше решение самое правильное, подумайте сначала. Не обижаете ли вы своим поступком родных вам людей. И не слушайте советы других, принимайте решение сами.


«Не слушайте советы других, принимайте решение сами…»