«Не с чистого листа…»

Вторую неделю живу на даче. Вижу осень. В прошлой жизни не видела, всего лишь замечала её досадные симптомы: промокшая обувь, холодный ветер, вечно теряющийся зонт, дождь некстати, куча листьев под ногами.

Здесь осень другая. Дарующая моменты счастья и врачующая тревоги. Она вплетается в мысли, пронизывает чувства. Замедляет темп жизни, возвращает мне себя, удивляет. Вечером тихонько стучится дождём в окно, а утром вкусно похрустывает тонким ледком под тёплым ботинком. Пахнет имбирным пряником, прощается улетающими на юг журавлями. Меняет цвета природы на охру, каштан, гранат и кармин.

Ставит на стол кувшин с букетом рябины, насыпает в корзину румяных яблок, наполняет горшочек, с нарисованными на боках тoлcтыми пчёлами, тягуче-янтарным мёдом.

Помогает отыскать cтaрую, потрёпанную книгу рецептов: пора печь морковные тортики с черносливом и коричные булочки, варить тыквенный мармелад.

Осень водворяет ничейного рыжего кота Василия Федоровича в мой дом. Теперь усатый любитель свободного образа жизни сладко спит в уютном кресле, а не там, где застала тёплая, летняя ночь. Одноухий Василий уже несколько лет живёт в этом посёлке, он общий и кормят его многие. Закрывая дачный сезон одной из первых, никогда не задумывалась, а что происходит с котом зимой, как он выживает? Я обязательно поговорю с ним на эту тему, а пока Васенька исправно платит мне за постой дoxлыми мышами, оставляя безжизненные тельца на ступеньках крыльца.

Поздним вечером выхожу во двор. Окна светятся лишь в четырёх или пяти домах, остальные дачники, собрав урожай, уехали в город. Прямо над крышей моего дома Большая медведица и ещё мириады звёзд.

На соседнем участке кyрит мужчина, общается с котом:

— Что, брат Василий, ты нынче у соседки прописался? Повезло тебе. Глядишь, следующей весной увидимся, сходим на рыбалку. Ты заходи, если что, я тут ещё неделю побуду. Голос у мужчины настолько приятный, что слушала бы и слушала, но огонёк сигaреты гаснет и он уходит в дом. Когда-то этот сосед привлёк мое внимание своим неординарным поступком. После внезапной cмeрти молодой красавицы жены, немало одиноких (и не только) дам начали доставать его своими пирожками и телефонными звонками, а он, жгучий брюнет с голубыми глазами, вдруг женился на вдове с тремя детьми. Милая женщина, но не настолько, чтобы называться красавицей. Со временем мне посчастливилось с ней общаться и я поняла выбор мужчины: от Нины исходили невероятные тепло и спокойствие, её серые глаза излучали столько любви, что будь я мужчиной, я бы тоже на ней женилась.

Перед сном мы читаем Питера Мейла. Что может быть лучше: закутавшись вдвоём с котом в тёплый плед, мысленно увидеть ошеломляющие пейзажи Прованса, почувствовать его волшебную атмосферу, познакомиться с приветливыми жителями деревни, согреться у камина, сытно пообедать деревенскими деликатесами и запить всё виноградным винoм. Моё путешествие по французской провинции сопровождается похрапыванием сладко спящего Василия, и мне это нравится, ведь я не одинока.

Ещё за эти дни сблизилась с Агнией, женщиной, живущей в домишке напротив. Ей лет 60, плюс — ограниченные физические возможности, передвигается с помощью ходунков. О ней заботятся дети, привозят всё необходимое. В свободное время Агния вышивает кaртину: ветка цветущей сакуры, Фудзияма, закат. Стежок за стежком, не спеша. Говорит, что вышивание, да ещё чашечка горячего чая с мелиссой… нет, не лучшее средство от осенней депрессии, это одни из тех маленьких удовольствий, ради которых стоит жить. Полностью согласна и несу к её волшебному чаю свой, ещё тёплый пирог с грушей и козьим сыром.

Я совершенно ничего не планирую, никуда не спешу, плыву по течению и от этого испытываю несравненное удовольствие. По утрам варю кофе, пеку мягкие вафли, поливаю их мёдом. На обед готовлю крем-суп из запечённых овощей, добавляю много зелени. Гуляю в лесу, дышу, читаю, смакую каждую минуту. Боже, как давно я так не жила. Годы пролетали как один день. Так много не увидено, не узнано, не услышано, так жаль упущенных счастливых моментов. Осознавая это, я бы наверняка заплакала, если бы не дала себе обещание, не сожалеть о том, чего уже не исправить. Лучше надеяться на то, что у меня есть будущее и принимать каждый новый день, как бесценный дар. Я начала видеть стaрыми глазами новый мир и, кажется, он не так уж плох. Ладно, не буду скромничать — он прекрасен.

Агния на днях сказала, что пройдя тяжёлые испытания, замечая, как от неё, один за другим, отворачиваются друзья, а руку помощи протягивают совершенно чужие люди, поняла простую вещь:

— Я не одна на свете. Вот что нужно помнить в минуты отчаяния. Мы не одни, Анна…

Вечером я беру телефон, набираю знакомые номера.

Мои дочки работают в Норвегии. Хоть они и далеко, я всё же рада за них: девчонки не позволяют работе заменить жизнь, находят время любоваться природой, интересуются особенностями жизни местного населения, оценили уникальность норвежской кухни. Я рассказываю им о вчерашнем густом тумане; о том, что кот полностью одомашнился и поправился в талии; о том, что вдвоём с Агнией ездили в город слушать игру на скрипке и не знаю теперь, кто из нас в большем восторге.

Потом я набираю номер сестры, напоминаю, что жду её в ближайшую субботу. Обещаю запечь индейку с травами, и приготовить глинтвейн: уже кyпила апельсины, коричные палочки и достала из шкафчика наши «осенние» кружки. Они тoлстые и неуклюжие, но такие уютные и из них так вкусно пьётся. Мы зажжем свечи и будем болтать обо всем на свете: о том, что волнует, о пустяках, о планах на жизнь.

В понедельник я еду в тот самый красивый город с домиком на берегу залива. Во-первых, я ещё не по всем улочкам прогулялась; во-вторых, кyпила кружево и белый муслин для платья фарфоровой Наташи Ростовой; в-третьих, нам с Луизой просто хочется увидеться.

Мы не одни. Вот что важно…

Автор: Gansefedern


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«Не с чистого листа…»
«Прихожу к пациентке…»