«Не обидно, а как-то неприятно…»

— Ба, — Ленка подошла к бабушке сзади, обняла и положила подбородок ей на плечо, — у меня день рождения в пятницу. На работе с коллегами отметим. А в субботу мы с Димой решили пойти в ресторан. И тебя приглашаем.

— Ой, ну куда мне с вами, молодыми. – Замахала Екатерина руками. — Выдумала тоже. Давайте лучше ко мне придёте. Я пирогов напеку, — она услышала, как Лена недовольно запыхтела в ухо. – Не хотите пирогов, так курицу пожарю, салат сделаю, торт испеку твой любимый. А с вас винo. И дешевле и вкуснее.

— Нет, ба. Мы столько лет так праздновали с тобой мой день рождения. Давай для разнообразия в ресторан сходим. На людей посмотришь, себя покажешь. – Лена отстранилась и посмотрела на бабушку.

— А то я людей не видела? Каждый день в магазине…

— Ты не поняла, — перебила её Лена. — В магазине все такие… Такие… — Лена старалась подобрать слова, — скучные и зануды. А в ресторане все нарядные и весёлые. Ну, ба, пойдём. И Дима хочет, чтоб ты пошла с нами. Мы заедем за тобой, а потом отвезём домой. Договорились?

— Ладно. Если так вам хочется. — Екатерина сдалась. – А наряжаться как?

— Да не надо наряжаться. Это же не приём у королевы. Надень кофточку нарядную, уложи волосы, губы чуть подкрась. Ты у меня без нарядов красивая. – Лена снова наклонилась к плечу бабушки и чмокнула в щеку.

— Ох, подлиза. – Екатерина прижалась головой к щеке внучки и довольно улыбнулась.

— Вот и хорошо. – Лена выпрямилась. – Я побежала, ба. В субботу к пяти часам будь готова. – Она снова чмокнула бабушку в щеку и выскочила в прихожую.

— А поесть? – окликнула её Екатерина.

— Не хочу. Всё, опаздываю. – Екатерина услышала, как хлопнула входная дверь.

Она встала из-за стола и пошла в комнату. Остановилась перед большим зеркалом на створке шкафа. «И совсем я не старая. Живот выпирает, но тут ничего не сделаешь. А в остальном, довольно прилично выгляжу. Схожу в парикмахерскую, постригусь. – Екатерина посмотрела на свои морщинистые с выпуклыми синеватыми венами руки. — Маникюр сделаю. Была не была».

Она открыла шкаф, перебирала одежду на вешалках. «Эту кофточку купила на свадьбу внучке. Да ей не понравилась. В другой была. А эта так и висит новая. — Екатерина достала кофту и приложила к себе. Бежевая с переливами ткань подходила к цвету волос и была приятная на ощупь. — С черными брюками будет хорошо. А то к платью надо туфли на каблуках. Да какие каблуки в моём возрасте». Екатерина вздохнула.

«Раньше с мужем они всегда приглашали гостей домой, накрывали стол, готовили вкусно мясо и салаты… Было тепло, по-домашнему уютно. А теперь молодые встречают праздники в ресторанах. Ладно. Сделаю Лене приятное».

Екатерина жила с внучкой после того, как сын развелся с женой. Он ушёл к молоденькой женщине, у них родился ребёнок. Лена невзлюбила его молодую заносчивую жену. Виделись редко. Позднее и мать вышла замуж, уехала в Израиль. Лена тяжело переживала развод. Никому стала не нужна, у родителей новые семьи. Осталась жить с бабушкой. Окончила университет, начала работать.

В прошлом году вышла замуж. К бабушке забегала часто, почти каждый день. Екатерине муж внучки не очень нравился. Но кто её спрашивал. Он заходил к ней редко. Только по большим праздникам и то ненадолго. Она коротала дни за вышивкой, вязанием. Слушала аудиокниги в процессе рукоделия. Лена гордилась бабушкой.

На следующий день Екатерина пошла в парикмахерскую. Мастер спросила, что надо сделать.

— Покрасить поярче, но не в апельсиновый цвет. Был у меня такой неудачный опыт. Просто седину закрасить. И постричь. Но мне не идёт очень коротко, — ответила Екатерина.

— Хоть бы одна женщина попросила сделать из неё красавицу. – Парикмахер устало вздохнула.

— Сделайте, пожалуйста, из меня красавицу, – повторила Екатерина и улыбнулась.

— Ну, совсем другое дело, – обрадовалась мастер, и пошла разводить краску.

Лёд между ними сразу растаял.

Пока волосы, накрытые пакетом, окрашивались, Екатерине сделали маникюр, покрыли ногти бледно-розовым лаком. Настроение поднялось. Екатерина с удовольствием рассматривала себя в зеркало, пока мастер колдовала с её волосами. Стрижка удалась на славу. Казалось, помолодела лет на десять.

Она поблагодарила всех в парикмахерской, расплатилась и в приподнятом настроении пошла домой. Подарок приготовила давно, а цветы внучке муж подарит. Но пройти мимо цветочного магазина не смогла. Купила розовую орхидею в горшочке.

Екатерина всю ночь спала плохо. Всё переживала из-за ресторана. Давно не ходила никуда. Утром встала рано, боялась не успеть приготовиться. Вымыла голову, уложила волосы. Нагладила брюки, сверху на плечики повесила кофточку нарядную и закрепила вешалку на створке шкафа. Похвалила себя, что подобрала правильный наряд.

Через час позвонила Лена.

— Я постриглась и даже маникюр сделала. Стыдно тебе за меня не будет, – радостно отчитывалась Екатерина перед внучкой.

— Ба, – Екатерина уловила виноватые извиняющиеся нотки в голосе Лены, – понимаешь, Дима пригласил в ресторан своих друзей. Мне сказал об этом вот только сейчас. Прости, ба.

— Я понимаю. Мне сразу не понравилась эта затея – пригласить меня в ресторан. Вам молодым действительно со мной неинтересно будет. А ко мне завтра заедете, подарок подарю и чайку попьём.

— Ты не обижаешься? Точно? – Голос лены повеселел.

— Конечно. Не переживай. Гуляй и ни о чём не думай, — сказала Екатерина нарочито бодрым голосом.

Но ей всё же стало грустно и неуютно. Она убрала в шкаф приготовленную для ресторана одежду. Посмотрела на бледный лак на ногтях. «Краше, чем есть, не стала. Куда мне за молодыми гнаться. Всё правильно». Вздохнула, села на диван и взяла в руки вязание. Но пальцы не слушались, петли пропускала.

«Не обидно, а как-то неприятно. Ленка бы так никогда не сделала. Мы с ней и раньше ходили вдвоем в кафе, в кино. А вот Дима…» Странный молчаливый парень ей сразу не понравился. Но ведь не ей с ним жить.

Мысли все время возвращались к разговору по телефону. Готовилась, настроилась, в парикмахерскую ходила… Вся эта ситуация выбила её из привычной спокойной колеи.

К вечеру стала болеть голова, поднялось давление. Как ни уговаривала себя успокоиться, не переживать из-за ерунды, но вернуть привычное состояние покоя не получалось. «Не надо было Лене вообще приглашать меня. Придёт, так и скажу, чтобы не спешила в следующий раз. Пусть сначала о планах мужа узнает».

«К старикам разве не надо относиться по-человечески? А если бы я вот так пригласила кого-то, а потом передумала, что тогда? Зря Ленка позволяет так поступать со мной своему Диме. Ладно. Что-то разворчалась», — останавливала себя Екатерина.

Потом корила себя за глупую обидчивость. Оправдывала и внучку, её мужа. Давление не снижалось. Пришлось вызывать «скoрую», делать yколы.

— Ну как ты, ба? Прости меня. Нехорошо получилось, — говорила на следующий день Лена с виноватым видом.

Екатерина вручила подарок и орхидею. Лена запрыгала от радости, поцеловала.

— А муж, что подарил? – поинтересовалась Екатерина.

— Да… — Лена замялась на мгновение. — Зонтик. Мы поругались. Зачем мне третий зонтик? Ба. Прости. – Лена прижалась к бабушке.

— Давай пить чай. А то мы так и не отметили твой день рождения. – Екатерина повела внучку на кухню.

— А прическа у тебя красивая. Ты самая лучшая бабушка на свете, — Лена старалась сгладить вчерашнюю неловкость с рестораном.

Они пили чай, вспоминали, разговаривали. Лена рассказывала, что родители позвонили, поздравляли, не забыли. А мама даже прислала денег.

И Екатерина не обижалась, простила. «Если бы Виктор не ушел так рано, мне сейчас не было бы так тоскливо. Ничего, скоро правнуки появятся, скучать не придется, — думала она, глядя на Лену. – Только бы жили долго и счастливо, не расходились бы, как её родители. Разве счастливее от этого люди становятся? Как же не хочется стареть, становиться обидчивой и ненужной».

Автор: Галина Захарова


«Не обидно, а как-то неприятно…»