«— Нда… Никогда не женюсь!..»

— Нет, вы представляете? Он свою долю в квартире на новую жену переписал! — огорчению Насти не было предела. — Знаете зачем? Чтобы нашему общему ребёнку ничего в наследство не досталось! Вот же… нехороший человек!

Как следует выругавшись, коллега перевела дух и рассказала коллективу подробности коварного поступка бывшего супруга.

Анатолий снова женился на женщине с ребёнком. И года не прошло, как его новая ячейка общества пополнилась ещё одним ребёнком. В однокомнатной квартире Анатолия стало тесно.

Маткапитал плюс наличка за однушку плюс ипотечный кредит равно двухкомнатная квартира. Кредит был выплачен за три года, настало время выделять доли.

Новая жена оказалась не лыком шита и аккуратно промыла мозги Анатолию: «Вот с тобой что случись, придёт наследник в лице твоего ребёнка от первого брака (Настино чадо), будет претендовать на долю от твоей доли. А где я деньги на выкуп возьму? А если опека не позволит у него наследство выкупить? Я не продать, ничего не смогу. Зато он сможет заявиться к нам жить. Ещё и мать прихватит…»

Анатолий отписал свою долю в двушке второй супруге. Живёт теперь там на птичьих правах.

— Представляете, каков подлец? Чтобы нашему ребёнку наследства не досталось! Тьфу таким быть! Жмот! И жлоб! — Настя брызгала ядом во все стороны, призывая на голову бывшего супруга всевозможные кары.

И всё бы ничего, если бы двумя годами ранее Настя не провернула точно такую схему.

Дело в том, что у её нового мужа тоже есть ребёнок от первого брака. Тот самый наследник первой очереди, с которым пришлось бы делиться. Только Настя пошла ещё дальше: со своего нового супруга она стребовала не долю в жилье, а квартиру целиком.

Маткапитал у Насти тоже был — общий ребёнок в её втором браке имеется. Помощь государства вкупе с накоплениями её нового мужа ушла на квартиру в новострое, которая сейчас сдаётся. А как только за неё будет выплачена ипотека, то коллега всеми правдами и неправдами планирует выцыганить долю мужа в свою собственность. Вряд ли аргументация изменится: твой ребёнок унаследует, бла-бла-бла…

Итог: Настя собственник мужчиной добрачной хаты, в теории — после выплаты ипотеки собственница половины новой квартиры, совладельцами которой будут её дети. Новый муж в пролёте. Как и его ребёнок от первого брака. Как тогда фыркнула Настя, обеспечение этого ребёнка квадратными метрами — задача его матери.

Зато стоило появиться такой же хитрованке, как начался вой: ааа, моего ребёнка наследства лишили!

По сути оба мужчины поступили абсолютно одинаково: пошли на поводу у своих вторых жён и лоханулись защитили своих жён и их детей. Но Настин нынешний муж — хороший, о ней позаботился. А вот бывший, который Анатолий, — плохой: пошёл на поводу у алчной бабёнки и отнял законное у Настиного ребёнка. Вот такие двойные стандарты.

Когда Настя закончила ругаться в адрес вероломного первого мужа и ушла на обед, один из коллег мужского полу вздохнул и подвёл свой итог:

— Нда… Никогда не женюсь!

И не женись, парень. А то попадётся что-то вроде Насти, от души горя хапнешь. Оно тебе надо?

P. S. Вечером перед сном лежала и думала: а где такие лоховатые мужики водятся? Я тоже квартиру в дар хочу! Даже на долю согласна. Ау! Щедрый собственник недвижимости, готовый подарить свою недвижимость, я тебя жду! Не, ну а вдруг? Или рождение детей от разных мужчин является обязательным условием? Тогда я пас.


«— Нда… Никогда не женюсь!..»