«Наобещал – надо сделать…»

-Здорово, Иваныч! – Василий окликнул соседа, проходя мимо. – Я вот с вахты приехал! Как тут у вас дела?

Иваныч даже головы не повернул, очень увлечённо приколачивал новенькую рейку на место старой, давно проломленной дыры в собственном заборе.

Василий поправил тяжеленную спортивную сумку на плече и усмехнулся.

Забор давно уж стал анекдотом. Жена Иваныча, Софья Поликарповна, пилила мужа при каждом удобном и неудобном случае. Вся деревня знала, что забор вокруг их дома того и гляди рухнет, давно уж лет 10 как починить пора, а муженьку всё не до того. И так она его ругала и эдак, а Иванычу всё нипочём. Он улыбается только в бороду : «Да починю я, починю!» Наобещает и не делает ничего. Забор как стоял, покосившись в сторону улицы последние 10 лет, так и стоит себе дальше.

-Вот ведь, бабы! Достала-таки муженька! Отремонтировал он ей этот забор! – пробормотал Василий заходя в свой дом, — Эй, есть кто дома?

-Папа! Папа приехал! – с радостным визгом в сени выбежала Маруська, младшенькая. Василий подхватил её на руки.

-Привет, моя хорошая! А где мама и Люська?

-Они на похороны ушли, а меня не взяли, сказали, что маленькая! – Маруська крепко обняла отца за шею, — А ты подарок мне привёз?

-Ага!

Маруська покосилась на отцовскую сумку и соскочила на пол.

-Можно? Можно!

Василий кивнул и достал из сумки куклу в прозрачной коробочке. Маруська запрыгала на месте, хлопая в ладошки.

-Погоди-ка. А кто помер-то?

-Сосед, дед Иваныч. – девочка схватила подарок и прижала к груди. – Такая классная, пап!

Маруська чуть не плакала от счастья в обнимку с новой куклой, Василий не стал переспрашивать. Наверняка же дочка что-то напутала, и хоронили сегодня кого-то другого. Он ведь сам только что видел Иваныча. Сосед вполне жив, забор свой чинит. Пока Маруська распечатывала коробку, Василий выглянул в окно. Иваныча на улице уже не было, а забор стоял ровно, бессовестно сверкая на солнышке новенькими досочками на месте проломленной дыры.

Жена со старшей дочкой вернулись уже после обеда. Раздав подарки и выслушав благодарности, Василий спросил, где они были. Жена рассказала, что Иваныч умер во сне, уснул и не проснулся.

-Софью жалко! Убивается так! А всю жизнь ведь пилила, — женщина смахнула слезинку со щеки, — Даж на поминках про этот забор ихний вспомнила, говорит «Вот так он, паскудник, забор и не починил!» и воет.

-А ты в окно глянь. Забор как новенький!

Василий рассказал жене, как он Иваныча за работой видел.

-Неуж, Иваныч с того света вернулся, чтоб забор починить? – ахнула женщина и схватилась за сердце.

-Пришлось. – вздохнул в ответ Василий.

Жена побежала к соседке, такую интересную новость пересказывать, а Василий взял инструменты и пошёл прилаживать полку в кладовке. Давно уже жене обещал, а всё как-то не до того было.

Не надо откладывать, наобещал – надо сделать, а то как бы не пришлось с того света возвращаться…


«Наобещал – надо сделать…»