«Наконец-то у меня появилась дочь!..»

Семь лет в браке, есть ребёнок, собственное жильё и прекрасные отношения со свекровью.

Есть в нашей семье традиция: раз в месяц мы с мужем едем на оптовую базу и кардинально затариваемся. С ребёнком в это время сидит Ольга Николаевна.

Когда мы возвращаемся с покупками, муж полностью берёт на себя развлечение сына, а мы с Ольгой Николаевной занимаемся полуфабрикатами: крутим фарш, лепим котлеты, фаршируем перцы, делаем голубцы, порционно маринуем и замораживаем курицу, раскладываем по контейнерам нарезанное мясо.

Идея с затариванием морозильной камеры в первый раз пришла ко мне в голову во время беременности. Пока мы были на базе, мужу позвонила его мама, он ей в шутку пожаловался, что я психую с количеством продуктов, она предложила свою помощь, я не стала отказываться. Потом, когда всё было готово, мне стало неудобно отпускать Ольгу Николаевну с пустыми руками, я ей насобирала всего-всего, муж вызвал маме такси, чтобы не пришлось тащить сумки через весь город. Как-то так у нас повелось.

В четыре руки всё получается очень быстро. Шести-семи часов нам хватает на то, чтобы целый месяц не испытывать проблем с готовкой. Часть готовых полуфабрикатов Ольга Николаевна забирает с собой. Причём всегда начинает отказываться, но я не слушаю возражений. Я считаю это справедливым: да, она не покупает продукты, но проводит со мной на кухне целый день. Это время она могла бы посвятить себе: куда-нибудь сходить, заняться домашними делами или собой.

Недавно случилось то, что должно было рано или поздно случиться — мне пришлось справляться со всем в одиночку. Не совсем в одиночку — муж с сыном помогали, правда своей помощью они увеличили мне объём работ, но ничего страшного — они старались.

Ольга Николаевна утром позвонила и сообщила, что приболела. Ничего серьёзного, но она побоялась заразить внука.

На кухне я проплюхалась почти два дня. В вечеру второго дня я сходила в аптеку, купила всяких микстурок и витаминов, достала баночку малинового варенья, присовокупила туда два больших пакета полуфабрикатов, и отправила мужа к маме.

Мы с Ольгой Николаевной созвонились, пообщались. Она, как обычно, начала скромничать: не надо приезжать, всё у неё есть, в аптеку сама сходит, если понадобится. Я мягко возразила, спросив: а если бы её мама болела и сказала, что не надо к ней приезжать? Только тогда Ольга Николаевна со мной согласилась.

Муж вернулся от мамы не с пустыми руками, привёз рыбный пирог из слоёного теста. Ольга Николаевна решила передать нам гостинец. Я позвонила ей, чтобы отругать: больной человек потащился на кухню! Где это видано? Пригрозила, что сама приеду, и буду контролировать, чтобы она себя не напрягала.

«Я только рис сварила! Тесто готовое в морозилке было, банку с рыбой открыла. Честно-честно, я на кухне провела всего десять минут!» — принялась оправдываться свекровь.

Всю неделю, пока Ольга Николаевна болела, мы нещадно гоняли моего мужа. К маме он увозил супы в контейнерах, фрукты и рисунки внука с пожеланиями здоровья, от неё привозил вышивки и прочитанные свекровью книги. Мы обе любим читать, часто обмениваемся купленными книгами.

Поправившись, Ольга Николаевна первым делом отправила нас с мужем в кино, забрав к себе внука на выходные. Когда мы приехали его забирать, то вручили ей билеты в театр и новый красивый платок.

За все восемь лет, включая год до брака, что мы знакомы, Ольга Николаевна не сказала мне ни одного плохого слова. А её тостом на свадьбе стала одна-единственная фраза: «Наконец-то у меня появилась дочь!»

Я всегда стараюсь отвечать Ольге Николаевне взаимностью, добром на добро, заботой на заботу. Это очень просто.

Мне нетрудно уважать женщину, подарившую мне самое дорогое — своего сына.

Записано со слов Полины В.


«Наконец-то у меня появилась дочь!..»