«Мы — семья! А с семьи деньги не берут!..»

Дочке четырнадцать лет. Стала замечать, что она притихла: вечерами дома, сидит в своей комнате, с подружками по видеосвязи не общается (в таких случаях хохот стоит на всю квартиру). Напряглась: что с моим ребёнком?

В голове что только не крутилось: у Лики проблемы в школе; первая влюблённость; она связалась с плохой компанией, имеющей дурные привычки; задолжала кому-нибудь деньги; у неё депрессия. Еле-еле успокоилась и пошла спасать ребёнка.

Постучала в дверь. Лика крикнула:

— Мама, я занята! Попозже выйду!

Как же хотелось заглянуть! Но — личное пространство, чтоб ему неладно было. Да и не принято у нас дома такое. Мы с мужем тоже можем ответить, что заняты, и выйти из комнаты через час-другой. Замков в дверях нет, всё строится на доверии.

Дочь пришла на кухню через час. Она потёрла глаза, зевнула, залезла в холодильник за молоком, потянулась и пожаловалась:

— Как же я устала!

— Уроков много задали? — сочувственно поинтересовалась я.

— Мама, уроки — изи! — отмахнулась от меня Лика, жадно присосавшись к бутылке с молоком.

Я прикусила язык: Лика — девочка своеобразная, если начать на неё давать, то совсем замкнётся. Хорошо хоть, что ждать пришлось недолго.

— Я бабушке помогаю, — поведала дочь, — а она мне за это денег на платье даст. Я тебе сейчас его покажу! — Лика достала из кармана телефон, шустро потыкала по экрану, сунула дисплей мне под нос: — Красивое, да?

Рассмотрев изображение платья и его цену на страничке интернет-магазина я поняла, как же у нас разнятся понятия о красоте: какая-то нелепица вырвиглазного цвета. Что же, ей виднее. Я в молодости и похуже вещи носила.

— Красивое, — кивнула, скрестив пальцы: ни за что в жизни не отдала бы три тысячи за такую «красоту». — А что за помощь бабушке? Пирожки ей отнести?

Лика закатила глаза, но ответила:

— Бабушка хочет штору из звёздочек-оригами, чтобы комнату зонировать. Их много надо, этих звёздочек, а бабушка, сама знаешь, на глаза жалуется. Я взялась их сделать, а она мне денег пообещала. Со звёздами закончу, ей отвезу, платье закажу.

Всё стало понятно: сидит ребёнок вечерами звёздочки из бумаги складывает. Похвально. Решила себе на платье заработать. Тоже похвально. А брать деньги с бабушки, у которой пенсия четырнадцать тысяч? И вообще, брать деньги с родного человека? Это как называется?

— Лика, присядь, пожалуйста, — дождавшись, когда дочь сядет за стол, я выдала ей полный расклад по бабушкиным финансам.

Пенсия — четырнадцать, коммуналка — две с половиной, лекарства — тысяча, интернет — пятьсот рублей, еда — восемь-девять, корм для кошки — тысяча триста. Что остаётся? Шиш с маслом!

Все крупные и внеплановые траты оплачиваем мы с мужем, включая санатории и платную медицину. Плюс ежемесячно стараемся подкидывать, но получается когда как: в каком-то месяце — пару тысяч, в каком-то — десять. Всё от зарплаты мужа зависит, у него сдельная. Но его маму мы не бросаем, без внимания и заботы она не остаётся.

— Ты всё ещё хочешь взять у бабушки деньги? Мы — одна семья! Давайте сейчас мы все будем деньги брать за помощь? Папа с меня — за приготовленный ужин, я с него — за починенный на моей машине карбюратор? Разве это нормально?

— Нет, — вздохнула Лика, — не нормально. Не хочу с бабушки ничего брать. И не буду. Мам, ты права: бабушка часто мне деньги даёт, а я…

Звёздочки-оригами Лика честно доделала, корпела, бедолага, над ними почти три недели. Она сама увезла готовые изделия к бабушке, помогла нанизать их на нитки, подсобила в креплении готовой шторы. От предложенных бабушкой трёх тысяч она отказалась и даже попросила прощения за свои первоначальные намерения: помочь ради денег. Это свекровь позвонила и гордо поведала о поведении внучки:

— …сказала, знаешь что? «Мы — семья! А с семьи деньги не берут!» Хорошо девочку воспитали! А то я уже думала мясо не покупать, ей деньги дать.

Мы с мужем заказали для Лики то самое платье: всё-таки три недели вечерами ребёнок сидел, глаза портил, старался. Найти его было совсем легко — я название интернет-магазина и цену платья очень хорошо запомнила. Как она обрадовалась! Скакала по квартире, как сумасшедшая, в обнимку с новым платьем. Вживую, кстати, оно получше выглядит и Лике к лицу оказалось, как ни странно.

Записано со слов Василисы Л.


«Мы — семья! А с семьи деньги не берут!..»