«Мы просто были молодые и глупые…»

Я постоянно сравниваю первую беременность и вторую. Как было тогда, как ко мне относился муж, как я себя ощущала. Наверное, это происходит потому, что именно оттуда тянутся многие мои комплексы.

Вот еще один всплыл. Я сейчас, особенно перестав ходить на работу, стараюсь каждое утро делать прическу и красить хотя бы ресницы.

Стараюсь не пялить на себя неопределенные бесформенные вещи из разряда «лишь бы налезло» и на улицу все еще выхожу в обуви на танкетке. Это, наверное, хорошо, но такое поведение имеет печальные корни.

Тогда, в прошлой жизни, 21 год назад, примерно на таком же сроке, месяцев в 7, когда уже живот был на носу и ходила я как утка, произошел один случай. Я до сих пор его вспоминаю и мне становится неприятно. Сейчас бы я отреагировала по-другому, а тогда «съела»…

Я уже писала, что мы сводили концы с концами. Мужу было 22 года, то есть, по сути, он был такой же, как сейчас наш сын. А мне вообще было 19.

Я была влюблена и готова жертвовать собой. На дворе лето. Из одежды у меня имелось пару специально купленных сарафанов, какие-то сандалики и, наверное, все. Лето же. Не было смысла много покупать. Да и не было денег.

Я ждала мужа с работы. Когда он уезжал — было тепло. А к вечеру сильно похолодало, набежали тучи и с неба хорошо так ливануло.

Я, недолго думая, собралась идти к метро, встречать любимого мужа, потому что у него не было с собой ни куртки, ни зонта. Я переживала, что он замерзнет, промокнет, простынет… О себе я как-то не подумала.

Встал вопрос, в чем идти мне. Ну мучилась я недолго. На сарафан, который был почти по щиколотку я накинула осеннюю куртку, естественно, не застегивая, и влезла в осенние же полусапожки.

Выглядело это неказистенько, но я думала, что это неважно. Я думала, что главное, это не дать мужу замерзнуть. Я как могла, проявляла заботу и любовь.

Я пришла к метро. Когда муж меня увидел, он, не выбирая выражений сказал, что вырядилась я как колхозница и ему стыдно рядом со мной идти. Он убежал вперед. Без зонта и куртки. А я плелась домой, плакала и чувствовала себя виноватой.

Я рада, что мы развелись. Я иногда вспоминаю этот случай и мне стыдно за то, что я тогда не устроила ему разнос, что я позволила так с собой поступить и продолжила с ним жить.

Я рада, что мы развелись, потому что, как оказалось, я не простила ему это. Он, наверное, даже и не помнит о том случае.

Мы сейчас вполне ровно общаемся, и как-то он даже спросил, почему же мы развелись, ведь он не хотел развода. И мы любили друг друга. Я тогда сказала, что мы просто были молодые и глупые.

Наверное, это так…

«Мы просто были молодые и глупые…»