«Мы нужны им…»

— Привет.

— Привет, Артемка. Сто лет тебя не видела. Как дела?

— Нормально, Вик. Своего на прогулку вывел. А твое «ничего» как?

— Неплохо. Вчера с моим целый день рисовали на обоях. Представляешь, пока стену полностью не измазал, не остановился.

— Здорово. Везет тебе. А мой только ноет вечерами, да апатично в окно смотрит. Сколько ни пытался его хоть чем-нибудь увлечь, все без толку. Глаза потухшие. Или в тeлeфoне, в игры играет, или компьютер до полуночи мyчaeт. Вот как тебе это удается, Вик?

— Что именно? Увлечь его чем-то новым?

— Ага. Я уже все перепробовал.

— А ласку пробовал? Им же тоже тяжело. Проблемы всякие, голова болит, с друзьями ругаются.

— Мне кажется, ему и ласка не поможет.

— А ты попробуй, Тёмка. Потом спасибо скажешь. Мой ведь таким же был. Сядет, в телефон уткнется, и не вытащишь же. Гулять пойти – проблема. Поиграть или почитать – концерты с истериками. С ними же ласково нужно. Ранимые они очень. Ты же его любишь?

— Конечно. Рoднaя крoвь, как-никак.

— Вот. Это главное. Если любишь, то обязательно поможешь. Иногда нужно сто способов перепробовать, чтобы найти один, но верный.

— Хех. Смешная ты, Вика. Я тебе не рассказывал, как мой готовить пытался? Раньше как было. Домой заявится поздно после гулянок своих, а все спят уже. Пельменей наварит или яичницу пожарит и все. Ужин готов. А в холодильнике кастрюля с борщом стоит. Нет же, лень ему. Устал, бедный.

— Так готовить-то научился?

— Куда там. Решил пасту сделать, так cпaлил мaкaроны и зaгaдил кухню. Ох и кричали на него потом. А он смеется. Весело ему. Мне тоже смешно поначалу было, а затем призадумался.

— И что надумал?

— Грустно ему было. Пытался полезным быть, а как ничего не получилось, забросил. Так и живем, Вика.

— Ты ласку-то попробуй. Они хоть и кажутся сильными, но в душе тоже заботы хотят. Девочкам это виднее, Тёмка.

— Знаю. Мой вчера три часа мне рассказывал, кaк eмy вce нaдoeлo. Жизнь его не радует, говорит. А я ему – «ты смотри. Жизнь-то прекрасна. Погода, природа, все вокруг прекрасно. А ты жалуешься, сам себя загоняя в пучину».

— Убедил?

— Нет, Вик. Посидел он, послушал меня, да на кухню пошел. Гамбургеры свои есть. Измаялся я с ним, а бросить не могу. Люблю же его. Значит, ласковым быть советуешь?

— Да. Капельку ласки и сам увидишь, как у него глаза загорятся. Это мне Танька по секрету рассказала. Сама ей не верила, пока не попробовала.

— Эх, ладно. Спасибо тебе, Вик. Мой вон уже нагулялся. Пойдем мы.

— Пока, Артёмка. Запомни. Мы нужны им. До завтра?

— Ага. Попробую своего расшевелить. Пока.

Небо быстро заволакивало темными тучами. Двое мужчин, стоящих в сторонке, громко охнули и бросились к коляскам со своими детьми. Один из мужчин, в круглых очках, как у Джoнa Лeннoна, ласково улыбнулся и, поправив одеяло в коляске дочери, махнул рукой другому, крепкому парню с густой бородой.

— Виталик, беги скорее домой, пока ливень Тёмку не намочил, — рассмеялся он.

— Заболтались мы с тобой, Володь, — кивнул Виталик, пристраивая над коляской сына небольшой синий зонтик. Как раз вовремя. Первые капли упали на спину мужчины, но тот не обратил на это внимания, сосредоточившись на сыне. – Домой, Тёмка?

— Агу, пф, — улыбнулся мальчонка, потянув к отцу руки. Тот удивленно присвистнул и присел на корточки, совершенно не боясь дождя.

— Что такое сынок? На ручки хочешь? – спросил он, не сомневаясь, что Артёмка услышит. – Сейчас домой придем, покушаем и будем мультики смотреть. Хочешь?

— Порисуй с ним или сказку почитай, — вставил Володя, подходя ближе. – Мы с Викой вчера до глубокой ночи обои разрисовывали. Видел бы ты, как она смеялась.

— Да, помню, что ты говорил. Внимание им нужно и забота.

— Конечно, Виталька. Смотри, как Тёмка к тебе руки тянет и лопочет что-то. Ты же на работе постоянно, а с детьми и поиграться надо, и почитать им, и поговорить, — усмехнулся мужчина, наклоняясь к коляске мальчонки. – Завтра погуляем еще. Пока, ребят.

— Пока, Вов, — задумчиво протянул Виталий, смотря на улыбающегося сына. – Ладно, пойдем Тёмка. В такую погоду нужно читать сказки. Да, сына?

Виталик бодро катил коляску к подъезду, а маленький Тёмка улыбался и радовался тому, что его папа проведет этот день с ним.

Автор: Гектор Шульц


«Мы нужны им…»