«Мы искали счастье где-то там, а оно именно здесь…»

Полина смотрела на пейзаж за окном автобуса. Родной и одновременно неузнаваемый. Столько лет прошло… На полях, заросших травой по пояс, раньше золотилась пшеница или зеленели ряды картофельной ботвы. Теперь деревья подступают к самой трассе. Над бескрайними зелеными полями и перелесками — голубое небо с белыми барашками облаков. За окном мелькают покосившиеся ветхие дома, соседствующие с новыми коттеджами, только крыши которых виднеются над высокими железными заборами…

— Свободно? Можно сесть? – прервал ее размышления голос.

Полина оторвалась от окна и взглянула на мужчину, уже поставившего ногу на возвышение для кресел.

— Да. – Полина пожала плечами и снова отвернулась к окну.

— А я сидел сзади, да что-то плохо стало. Укачало. Раньше такого никогда не было. – Говорил мужчина, которого совсем не смущало, что его игнорируют.

«Какое мне дело, что вам плохо. Сел и сиди», — раздраженно думала Полина. Ностальгическое настроение улетучилось, вернулась реальность с волнением предстоящей встречи. Она возвращалась в родной город, в котором не была восемнадцать лет.

-Я, знаете ли, работаю в Москве. Вот еду домой на целых три дня! Отосплюсь, — сказал мужчина мечтательным голосом.

— Мне нет дела, где вы работаете, — Полина раздраженно повернула к нему голову. — Вы сели рядом, отвлекаете разговорами. А вам не приходило в голову, что людям хочется помолчать, подумать. — Она окинула взглядом видимую часть салона автобуса. — Если хочется поговорить, места есть свободные.

— Извините. Не приходило. Простите. Думайте. Не буду вам мешать.

«Да заткнешься ты или нет!»- внутри Полины все закипало.

Она напряжено пялилась в окно, потеряв интерес к магической красоте русского пейзажа. Всем видом пресекая возможность дальнейшего общения.

— Простите, – еще раз повторил мужчина.

Дальше они ехали молча. Но Полина чувствовала его присутствие рядом, это ей мешало. «Что, место рядом со мной медом намазано? Или оно какое-то особенное? Закон подлости». Она надеялась, что всю дорогу проведет уединенно, предаваясь своим мыслям. Ведь ей нужно настроиться на встречу. Какой-то она будет…

Отец ушел из семьи и уехал, когда Полина училась в пятом классе. Маме было трудно одной, хотела, чтобы дочь осталась в городе, с ней. Кроме Полины у нее никого не было. А она рвалась в Москву, в новую заманчивую жизнь. Сильно поругались тогда. Обе наговорили обидные слова друг другу.

«В Москву едут в поисках легкой жизни. А кто тебе ее там приготовил? Просто так ничего не дается. Всего нужно добиваться трудом. И чем платят там молодые, такие же глупые, как ты, девушки?» И дальше шла тирада грубых слов.

Вообще-то, мама оказалась права. Никто ее там не ждал. Пришлось, как всем девушкам из провинции, бороться за место под солнцем в мегаполисе, живущему по своим законам. Ее обкрадывали, обманывали, домогались. Она работала на двух-трех работах одновременно.

Тяжелым трудом удалось заработать на квартиру у самого МКАД. И все же — это Москва. Вот только гордости не испытывала. Личная жизнь не задалась. Слишком много работала. Связи были кратковременными, с такими же лимитчиками, за которых и сама не хотела замуж, или женатыми. А то и разведенными, с двумя алиментами бывшим женам… Молодость проходит, ни семьи, ни детей…

Полина шмыгнула носом — сдерживаемые слезы нашли выход.

— Не плачьте. Все наладится, — снова услышал она голос рядом.

— Вам-то какое дело?! – грубо ответила Полина.

— А вы едете домой. Угадал? – не унимался сосед.

Полина повернула голову и посмотрела испепеляющим взглядом.

— Все. Молчу. – Ретировался мужчина.

— Почему решили, что домой? – голос Полины стал заинтересованным.

— Вы так все разглядываете за окном. Я каждую неделю езжу, надоело видеть запустение, хотя и не лишенное красоты. Поэтому мне больше нравиться общаться. Время пролетает быстрее.

Полина промолчала.

— Я живу на улице Ленина. Знаете, в первых пятиэтажках, построенных в городе. Когда-то отцу дали квартиру из старого фонда на заводе. Сейчас город не узнать.

— А дом? – Полина не хотела спрашивать, выскочило помимо ее воли, ведь она тоже живет… жила на улице Ленина.

— Что? А… дом номер два. Когда мы въехали в него, под окнами росли две липы. С годами они так разрослись, что солнце совсем к нам не попадало в окна. Пришлось спилить. Стало как-то голо, но зато светло и солнечно.

«Болтун — находка для шпиона, — беззлобно подумала Полина. — Значит, лип больше нет. Не могу представить квартиру солнечной. Всегда темно было и приходилось включать рано свет. И почему никто раньше не догадался спилить деревья?»

— А вы тоже на Ленина живете? Я подумал, что про номер дома спрашиваете, значит…

— Да, – ответила Полина, прервав надоевшего соседа.

— А в каком доме? Простите, если слишком назойлив.

Полина разглядывала рисунок на замусоленной обивке автобусного кресла перед ней.

— В этом же, – снова непроизвольно вырвалось у Полины.

-А квартира? – в голосе собеседника послышалось волнение, или ей показалось?

— Пятая.

— Пятая, — эхом тихо повторил мужчина. — Вы едите к Алевтине Николаевне Зориной. – Он не спрашивал, он констатировал факт, потому что там действительно живет мама Полины.

Женщина внимательно посмотрела на профиль мужчины. Нет. Она его не знает. Точно.

— Вы — Полина, – задумчиво сказал мужчина и, повернув склоненную голову, заглянул ей в лицо снизу. — Я Сергей. Я живу над вашей квартирой. Ты не помнишь меня? – с надеждой спросил он.

«Нет!» Полина успела сдержать крик, потому что вспомнила.

***

В далеком теплом мае она пришла из школы, открыла дверь в квартиру и ступила в лужу, натекшую из-под двери ванной. С потолка прихожей тоже капала вода. Полина бросила портфель на обувную тумбочку и взлетела по лестнице к квартире над ними. Дверь открыл худенький нескладный парень, взъерошенный и красный.

– Вы… Ты залил нас! — Она отпихнула его, вбежала в ванную и тут же попятилась назад. Из сорванного крана била струя воды. — А перекрыть не пробовал? – кричала она, словно на глухонемого.

— Старый вентиль, прокручивается. Отец со смены только поздно вечером приедет. А телефона у нас нет. Соседи все на работе. Куда бежать, я не знаю. Мы только несколько дней назад переехали сюда, — то же начал кричать парень.

Полина спустилась к себе и стала дозваниваться в ЖЭК. Какое там. Линия все время занята. Она побежала через три дома в контору. Пока пришел слесарь, перекрыл воду в подвале… Капало с потолка уже в комнате, а в ванной и прихожей текло струйками.

Злая и уставшая, Полина тряпками собирала воду с пола. Вечером мама ходила ругаться с соседом. Тот сказал, что готов возместить ущерб, хотя и не виноват. Старый дом, ветхие изношенные трубы… Предложил помочь с ремонтом.

Полина видела парня в школе. Учился на класс младше ее. Делала вид, что не замечает. А потом… Она окончила школу, поругалась с мамой и уехала в Москву…

***

Она вдруг поняла, что не слышит больше назойливого голоса. Мужчина сидел и молчал, уставившись на дорогу пред собой. Он был высокий и мог смотреть над спинками сидений. Полина привстала и посмотрела вперед тоже. Белыми многоэтажками новостроек автобус встречал родной город.

— Знаешь, а я часто шел за тобой в школу. Ты не замечала меня, а потом уехала. И как я не узнал тебя сразу? – В глазах его стояла щемящая тоска, которую она испытывала сама, глядя на пейзаж за окном, пока он не стал приставать со своими разговорами.

Он помог ей выйти из автобуса, нес сумку с вещами.

— А ты… не замужем? — осторожно спросил уже на подходе к дому, хотя видел ее руку без обручального кольца.

Полина не ответила. Она остановилась и посмотрела на окна второго этажа, теперь не скрытые листвой деревьев.

Едва помнила того нескладного паренька, залившего их квартиру. Рядом стоял взрослый молодой мужчина, приятный и общительный.

— Дай мне время. Я столько лет не была дома. Мне надо вернуться. – Полина, не глядя на него, пошла к двери подъезда.

Они вместе поднимались по лестнице. С бьющимся сердцем нажала кнопку звонка, не замечая, что Сергей стоит за спиной. А потом дверь распахнулась… Сильно постаревшая мама вплеснула руками и стала оседать на пол.

Сергей подскочил и поддержал. Помог отвести ее в комнату, усадить на диван.

— Ну, я пойду. Если что, я сверху. — Он показал пальцем на потолок и ушел.

— Поленька, да как же… Ой, а я… – сбивчиво говорила мама, не веря своим глазам.

— Прости, мама. — Полина обняла, уткнулась в худенькое плечо и заплакала. Так они и сидели еще долго, плача, прощая взаимные обиды, не веря в радость встречи.

Иногда мы рвем нашу жизнь на части между прошлым и будущим. А настоящее оказывается не таким радужным и счастливым. Мы возвращаемся в прошлое, где нас ждали родные, готовые все простить, лишь бы встретиться.

Полина поначалу звонила, даже встречались однажды, когда мама приехала к ней в Москву. Она тогда жила на съемной квартире в пригороде, ездила в Москву на электричке на работу. Мама вздыхала и качала головой, а Полина на уговоры вернуться кричала, что не хочет провести всю молодость как она, в старом доме, в забытом Богом городке… Примирения так и не состоялось. Полина хотела доказать, что уж у нее-то будет все не так, как у других. А получилось, как у большинства.

В том, что мамы часто оказываются правы, трудно признаться даже спустя много лет. Сколько сил, нервов тратим в погоне за призрачным счастьем, набиваем шишки ошибками, обижаем родных.

Мы искали счастье где-то там, а оно именно здесь, дома и ждало нас все эти годы. Этажом выше, только руку протяни…

Автор: #Галинa_Захаровa


«Мы искали счастье где-то там, а оно именно здесь…»