«Могу ли я наведаться к маме в гости?..»

Теперь, чтобы сходить к маме в гости, мне надо спрашивать разрешения. Нет, не у мамы — она рада меня видеть в любое время дня и ночи. Спрашивать надо у недавно родившей жены брата. А то я прихожу, в домофон звоню, топаю, громко разговариваю, чайник ставлю…

Звонить нельзя. Вдруг у Ирины ребёнок спит? Или только-только заснул? Я своим звонком сведу на нет все старания Ирины.

Что делать? Отправлять сообщение перед звонком. Выход? Выход. Это моё мнение, Ирина считает иначе.

Спрашивать в мессенджерах — можно ли позвонить, — тоже так себе идея. Громко пикает, если звук на телефоне включен. Вдруг ребёнок спит. Или Ирина увидит не сразу, если телефон на беззвучном режиме, ответит с задержкой, я прочту ответ через некоторое время после его отправления, позвоню. Не вовремя: можно было полчаса назад, сейчас ребёнок только-только уснул. Ушат помоев на мою голову. Но перед звонком я обязана её уведомить. Вот так.

Надо караулить ответ. Да? Сидеть и беспрестанно пялить в экран смартфона, ожидая разрешения на звонок. Или надо предупреждать Ирину о том, что я собираюсь отправить сообщение, в котором буду просить разрешения на звонок с вопросом: «Могу ли я наведаться к маме в гости?»

О, тут у меня много вариантов.

  • Телеграмма. Из плюсов: никогда не отправляла, освою что-то новенькое. Из минусов: глупо. Отправить телеграмму с тестом: «Можно ли написать тебе в мессенджере, чтобы поинтересоваться уместностью телефонного звонка с целью посещения мамы?» Вариант так себе: телеграмму же принесут (или уведомление, что есть телеграмма)? Позвонят в домофон, разбудят ребёнка, я виновата — телеграмма-то от меня.
  • Баллончик с краской. Приехать без предупреждения, с помощью краски задать интересующий вопрос путём его написания на асфальте. Вопрос всё тот же: «Ирина, написать-то тебе можно? Позвонить хочу, чтобы узнать, можно ли мне в гости к маме?» Бюджетно, в отличие от телеграммы, но затратно в плане времени: Ирина может увидеть надпись на асфальте и через час, и через три после её написания.
  • Курьер. И текст ему надиктовать: «Многоуважаемая Ирина! Госпожа Светлана нижайше просит Вашего высочайшего дозволения на разрешение сеанса связи путём передачи текстового сообщения с целью одно-одинёшенькой целью — договориться о сеансе связи путём телефонного звонка, оплата за который будет осуществлена согласно тарифам оператора связи, чтобы определить возможное время для свидания с любимой матушкой». Круто было бы, но, блин, домофон, чтоб ему неладно было.
  • Звонок маме напрямую. Пробовала, так себе, на одну звезду. Суть в чём? Я звоню маме, она идёт спрашивать у Ирины, когда ей и её ребёнку будет удобен мой визит. Тут два варианта: либо мама постучала в комнату и разбудила многострадального ребёнка, которому все и всё мешает спать, либо срок маминого ответа неизвестен. Почему неизвестен? Ирина может спать, вместе с ребёнком, я надеюсь, а то ему все, бедному, никак поспать не дадут. Или срок действия разрешения к моменту моего приезда будет аннулирован: когда маме звонила, было можно приехать, приехала, позвонила в домофон, разбудила… Ну, вы поняли.
  • Почтовый голубь. Я даже была готова вымочить лист бумаги в чае, чтобы придать записке с вопросом — можно ли написать в мессенджере, чтобы условиться о телефонном разговоре, дабы я наконец-то уже смогла лично поинтересоваться житьём-бытьём мамы?— вид, который бы соответствовал антуражу голубиной лапки. К лапке же письмо привязали бы, да? Битый чай гуглила частные голубятни с почтовыми голубями. Не нашла. С одной стороны — жаль, с другой — кто знает, может почтовый голубь настолько громко стучал бы клювиком в окно, что разбудил бы ребёнка, чей сон охраняется похлеще безопасности иного банка?
  • Надпись в небе. Тут два минуса: первый — не факт, что Ирина бы её увидела, второй — дороговизна. На мой взгляд, чтобы уведомить Ирину о скором сообщении в мессенджере, пришлось бы отвалить очень-очень круглую сумму. Такой суммы ни один сон ни одного ребёнка не стоит.
  • Попросить Ирину, чтобы она сообщала мне о том, что идёт гулять с ребёнком. Ну логично же — ребёнка нет дома, можно хоть десять раз подряд в домофон позвонить. Попросила. Ирина не может. У неё и так много забот. Ещё бы— бедный ребёнок толком не спит. То курьеры берут квартиру в осаду, то голуби, стучащие в окна, спать не дают. С голубями не точно — я так и не знаю, насколько громко они стучат клювиками по стеклу. И стучат ли? Может нынешние почтовые голуби из породы особо умных голубей, умеющих звонить в домофон? Шучу. Она забывает, у бедной мамы и так много забот, чтобы ещё кому-то там о прогулках сообщать.
  • Забрать маму к себе. Разговаривать можно часами. Хочешь — утром, хочешь — вечером. Я — за, муж против, почему-то.
  • Приглашать маму в кафе, тем самым встречаясь на нейтральной территории. Плюсов куча: вкусная еда, здоровый сон младенца, довольная мама. Минусы тоже есть: мама громко собирается, тем самым мешая несчастному внуку спать. Мама в кафе без укладки не ходит, а работающий фен, по шкале Ирины, намного хуже домофона.

Самым идеальным вариантом было бы послать Ирину к лешему с её чрезмерными требованиями. Ах, ну да: я же не мать, мне не понять ценности детского сна, вот когда рожу, сразу всё пойму, Ирине позвоню… Или не позвоню — приползу, громко раскаиваясь и вымаливая прощения. Хотя нет, приползу — явно перебор. Позвоню. Но перед звонком напишу в мессенджере. Вдруг она к тому времени второго или третьего родит? А тут я со своим звонком. Ребёнка ещё разбужу.

Блин, в такие дебри залезла. Хоть вообще с мамой не общайся, пока там ребёнок не начнёт крепко спать. А если не начнёт? Опять сообщения отправлять, о звонках договариваться… Ой, всё.


«Могу ли я наведаться к маме в гости?..»