«Катька…»

Много сил забирают у людей большие города и, наверное, поэтому каждый горожанин стремится, если не в выходные дни, то хотя бы раз в год, получив законный отпуск, уехать. Человек упрямо стремится туда, куда манит его природа чистой водой своих рек, зелёными лесами, полными грибов и ягод, цветущими лугами и их ароматами, и ещё очень многими искушениями, которые видят во снах пленники каменных “джунглей”.

Лиза давно мечтала о домике в деревне. Своём собственном простом и уютном доме, куда можно было бы приехать без приглашений и звонков, не в гости, не проездом, а когда душа пожелает.

Муж Андрей полностью поддерживал идею жены. Вот уже и пенсия не за горами, годы здоровья, к сожалению, не прибавляют, дети выросли, надо подумать и об отдыхе.

Подкопив деньжат, год следили за объявлениями, ездили на просмотры, но всё было не то. Наконец, увидели свежее интересное объявление в соседнем регионе, славящемся своими многочисленными озёрами и хвойными лесами.

Это был он — дом Лизиной мечты, не новый, но аккуратный, с деревьями во дворе, фруктовым садом, своим колодцем в большой, утопающей в зелени деревне, где местных жителей оставалось уже меньше, чем столичных дачников.

Цена их устраивала, и они купили этот дом. Первую половину отпуска наводили свой порядок в доме и на участке. Это были такие приятные хлопоты. У Лизы, как ни странно, даже не болел сустав на ноге, мучивший её уже несколько лет.

В деревне был свой магазин, клуб, почта, фельдшерский пункт и даже библиотека. Районный центр находился в 35 километрах. В нескольких домах ещё держали коров, и в магазине общительная продавщица дала Лизе адрес женщины, торгующей молоком, но предупредила, что женщина скандальная и с ней надо быть поаккуратнее.

Зинаида Степановна — с виду приветливая, крепкая шестидесятилетняя женщина могучего телосложения с радостью согласилась продавать молоко, творог и сметану, заранее принимая заказ по телефону. Стали покупать натуральные молочные продукты — ещё один плюс домика в деревне.

По пятам за хозяйкой ходил толстый ленивый, лохматый серый кот Маркиз — шотландец, сбагренный невесткой из городской квартиры за хулиганство. Хозяйка кота баловала и гордилась им, прощая все шалости за его красоту. Маркиз, по её рассказам, пил только парное молоко, ел курятину со сметанкой, спал на постелях и как огня боялся мышей.

В очередной раз ожидая, пока хозяйка подоит Сказку, Лиза ходила по двору. Дверь в курятник была распахнута, и ей показалось, что в мокрой грязной соломе кто-то копошится.

Подойдя поближе, Лиза увидела кошку, вернее, живой скелет кошки со слипшейся от грязи, свалявшейся шерстью непонятного цвета и большим животом. Кошка, как загнанный зверёк, смотрела на Лизу большими испуганными глазами и беззвучно открывала рот, но голоса не было. Поражённая увиденным, женщина стояла несколько минут в оцепенении.

— А, да это кошка наша, Катька, опять в сарай забралась, паршивка. Я ей сейчас задам!

Ответив на вопрос Лизы, хозяйка разозлилась, зашла в курятник, схватила кошку и выбросила во двор. Приземлившись на тоненькие длинные лапы, Катька, уткнувшись носом в землю, так и осталась покорно лежать, прикрывая лапами живот и сжавшись в комочек так, что её хребет торчал как зубья пилы.

— Зинаида Степановна, зачем вы так? Она, по-моему, больна.

— Да что ей будет? Прикидывается сиротой, дармоедка! Вы не обращайте на неё внимания.

Лиза взяла валявшуюся консервную банку, налила в неё молока из своей банки и положила творога рядом с лежащей кошкой, которая испуганно наблюдала за её действиями. Катька сначала недоверчиво, а потом с жадностью начала уплетать угощение. Расстроенная Лиза стояла до тех пор, пока бедняга не наелась, оберегая пищу от наглых кур, норовивших забрать её у слабой кошки.

— Да что вы на неё продукты переводите, она же сытая, крыс и мышей ловит и ей хватает. Я ей никогда ничего не даю, а то ещё обленится. Вон, проклятущая, опять с пузом, опять наплодит, а мне топить! Нечего её баловать, всё равно помрет, она старая, ей уже почти семь лет!

С тяжелым сердцем Лиза ушла. К вечеру они уехали, Андрею с утра на работу. Кошка Катька не выходила у неё из головы, она рассказала о ней мужу. Лиза думала, как помочь этой несчастной и было страшно, доживёт ли Катька до выходных. Андрею дали вторую половину отпуска, которую они проведут на даче.

Через неделю приехали в деревню и сразу же заехали к Зинаиде Степановне за молоком. Лиза искала Катьку.

— Да вон она у бани валяется, её корова боднула, — махнула рукой хозяйка, — Она сразу где-то и окотилась, а сегодня притащила мне дармоедов, вечером разберусь с ними, да и с ней заодно, надоела.

Катька лежала на вытоптанной и загаженной курами траве, на боку, в красной лужице, вытянув тощие лапы, а рядом с её исхудавшим телом притулились три крохотных слепых котёнка, ставшие розовыми от раненой матери. Из её широко открытых глаз текли слёзы. Над бедным семейством тучей кружили большие мухи, садящиеся на кошку.

Рядом толпились куры, одна из них, самая наглая, подбиралась к крайнему котёнку, и уже начинала было его клевать, но кошка, из последних сил поднимала голову и шипела, оскаливая зубы. Курица трусливо отступала, но подбиралась вновь, чувствуя слабость кошки и лёгкую добычу.

— Зинаида Степановна, пожалуйста, не надо ни с кем разбираться, отдайте Катьку нам. Я вас очень прошу, — почти плача, молила Лиза подошедшую хозяйку.

— Да забирайте вы эту дохлятину, я только спасибо скажу, — Зинаида Степановна прижималась лицом к Маркизу, гордо сидящему на руках, — У меня вот моя радость!

Они сразу поехали в райцентр. И всё-таки Катька, несмотря ни на что, родилась под счастливой звездой. Врач попался грамотный и внимательный. Катьке сделали операцию и оставили вместе с котятами в клинике на два дня, а потом супруги их забрали.

Кошка, никогда не жившая в доме, сначала даже боялась ходить по полу, но, почувствовав доброту и заботу, стараясь изо всех сил, постепенно привыкла, освоила вместе с котятами лоток, и они уехали в свой настоящий, а не дачный дом.

Однажды вечером, в городской квартире, у Лизы перед грозой разболелся сустав, ничего не помогало. Вдруг на постель запрыгнула Катька и осторожно улеглась на больное бедро хозяйки, тихонько пощипывая его передними лапками.

Лиза терпела и незаметно для себя уснула. Утром сустав не болел, а Катька уже вместе с котятами мирно спали рядышком. Через некоторое время всё повторилось. Приступы стали всё реже и реже.

На радостях Лиза, покупая молоко, рассказала об этом Зинаиде Степановне, которая, услышав такую новость, даже в лице переменилась. А к вечеру она пришла к ним в дом и потребовала, чтобы Катька полечила ей руку.

Услышав голос бывшей “хозяйки”, поправившаяся и похорошевшая кошка пришла в ужас и забилась под кровать вместе с котятами, наотрез отказываясь выходить.

— Ишь ты, тварь неблагодарная, сколько лет у меня жила, как сыр в масле каталась, а теперь и знать не хочет, — обиделась незваная гостья и ушла.

На следующий день, когда Лиза принесла очередную банку молока, она увидела на дне грязный осадок земли. После всего случившегося супруги не захотели больше покупать молоко у этой женщины, вежливо отказавшись по телефону от её услуг и стали ездить в соседнюю деревню.

Зинаида Степановна неоднократно звонила им, встречала на улице и в магазине, требуя заплатить за кошку Катьку баснословные деньги, обзывала их ворами и мошенниками, но после беседы с участковым её пыл постепенно утих. Через два года у неё случился инсульт. Сыновья всё распродали и куда-то увезли мать, после чего её никто никогда не видел и ничего о ней не знает.

У Лизы с Андреем сейчас живут кошка Катька и две её выросшие дочки Муся и Дуся, которых они берегут как зеницу ока. Третьего котёнка сразу выпросила соседка по площадке, теперь это важный кот Марсик.

Катька, в отличие от своих дочек, не любит ездить в деревню, а когда приезжает, то не выходит из дома. То ли кошка стала заправской горожанкой, то ли её всё ещё гнетут тяжёлые воспоминания, кто знает…

Автор: Наталия С.


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«Катька…»
«Лютик…»