«Меня воспитывать и поучать — все самые первые…»

В двадцать два года вышла замуж, к тридцати годам у меня за плечами ребёнок, развод и совместно выплаченная ипотека с бывшим мужем.

С ипотекой получилась интересная история: на первый взнос дали мои родители, потом мы с мужем сами оплачивали ежемесячные платежи, а на рождение внука свёкры сделали нам огромный подарок — погасили весь остаток долга.

Наш брак не протянул и двух лет после появления сына: мужу, как он заявил, одно время не хватало внимания, поэтому он компенсировал дефицит оного на стороне. Извинялся, говорил, что ошибся. Я не простила, подала на развод.

Отношения со свёкрами, которые изначально были относительно ровными, стали портиться после их подарка. Они перестали предупреждать нас о своём желании забежать к нам в гости, начали давать настырные советы по поводу ремонта и ведения домашнего хозяйства. Грубо говоря, после погашения нашей ипотеки они почувствовали себя сособственниками квартиры, хоть это нигде не было оформлено документально. Мужа визиты мамы и папы не напрягали, одна я нервничала.

После развода мало что изменилось. У бывшего мужа хватило совести не делить жильё, он подарил свою половину квартиры сыну, и хотя он съехал к новой спутнице жизни, к той самой ошибке, его родители по-прежнему приходили к нам с сыном, как к себе домой.

Одно дело, когда в квартире проживал их сын. И совсем другое — капать на мозги мне, заявляясь без приглашения. Однажды меня не было дома, они мне позвонили, в грубой форме приказали немедленно явиться и принять их. Я ответила, что не могу, на что услышала упрёки и обвинения в неблагодарности: если бы они не погасили долг перед банком, то я бы, живя одна с ребёнком впроголодь, выплачивая ипотеку. Отмечу, что их вклад немножко меньше, чем нам когда-то дали мои родители. Но мои родители ни разу не напомнили о своём подарке, ни разу не свалились мне на голову без предупреждения, как снег.

После этого случая меня озарило: родители бывшего мужа не дадут мне спокойно жить, считая мою квартиру своей.

Я поговорила с бывшим мужем, чтобы он поговорил со своими родителями. Он развёл руками: раз живя со мной он не мог повлиять на маму и папу, то сейчас тем более ничего от них не добьётся.

Идти на совсем открытый конфликт не улыбалось: не хотела и не хочу, чтобы мой сын лишился любящих бабушки и дедушки. Бывшие свёкры на самом деле очень любят единственного внука, с радостью проводят с ним время. Но это их поведение… Я была им очень благодарна за столь щедрый дар, но чем дальше, тем сильней моя благодарность таяла.

Разговоры не помогали: свёкры дружно кивали головами, что больше ни-ни, но хватало их ровно на неделю, потом снова начинались нежданные визиты. Да ладно бы просто приходили! Сына нахваливали, советы давали, как его в семью вернуть. Их ни капли не смущало, что он со своей «ошибкой» живёт. Больше всего меня возмущало, что они меня уговаривали не препятствовать общению их сына с ребёнком на его территории. Я не позволяла и не позволяю бывшему мужу брать сына туда, где он живёт с женщиной, разрушившей наш брак. К подобному я не готова — слишком свежи воспоминания. Не желаю, чтобы эта женщина дышала одним воздухом с моим сыном.

Я поговорила со своими родителями, они согласились помочь мне. Я рассчиталась со свёкрами. В один прекрасный день они заявились, я открыла дверь, высунула руку с конвертом, поблагодарила, сказала, что не готова к приёму гостей, и закрыла дверь у них перед носом.

Свёкры деньги взяли. Впрочем, это не сильно помогло. Пришлось переступить через себя, приняв кардинальные меры: я перестала открывать им дверь, если они заранее не звонят.

Теперь что получается: бывший муж, оставивший мне квартиру, — молодец. Бывшие свёкры, погасившие ипотеку, — молодцы: если о том, что они закрыли долг перед банком, они трубили на весь белый свет, то тот факт, что деньги я им вернула, деликатно ими умалчивается. Одна я плохая: препятствую общению ребёнка с папой, бабушкой и дедушкой.

Если посчитать, то большую часть квартиры купили мои родители: тридцать процентов первоначальный взнос, плюс почти тридцать — те деньги, которые я вернула свёкрам. Остальные сорок процентов мы с мужем выплачивали вместе, получается двадцать — его, двадцать — мои.

Бывший муж, имевший моральное право на пятую часть квартиры, подарил половину жилья нашему сыну. Какой молодец! Бабушка и дедушка, которые к нам шастали, и которым было наплевать на всё — ребёнок болеет, у меня гости, уборка, — какие молодцы! Зато меня воспитывать и поучать — все самые первые. Надоели! Пусть они все пропадут пропадом!

Записано со слов Анны А.


«Меня воспитывать и поучать — все самые первые…»