«Мария, в сотый раз перевернувшись…»

Мария, в сотый раз перевернувшись на другой бок, протяжно вздохнула.

-Да спи ты уже, — буркнул недовольный муж, лежавший рядом. — Сама вертишься и мне уснуть не даёшь.

-А ты можешь спокойно спать, а, Паша? Я лично не могу, у меня всё внутри кипит от возмущения. Я накрывала стол, ждала… Как-никак, дочка хочет познакомить нас со своим парнем. И тут пришёл этот… И имя-то какое противное — Марк!

-Имя, как имя, — бурчал Павел. — Это он тебе сам не понравился, поэтому ты к имени с предубеждением относишься.

-А тебе как будто понравился! — возмутилась женщина.

Сегодня, когда их любимая Ксюша завела в квартиру своего парня, Марию словно холодной водой окатили. Такие мальчики за Ксюшей ухаживали, а тут вот этот. Ни кожи, ни рожи, росточком чуть выше дочери, и посмотреть не на что. «Ну ладно»- решила тогда Мария. «Может быть, он человек хороший.»

И это её предположение было опровергнуто в первые же минуты, едва они сели за стол.

-А вот моя мама в крабовый салат рис не ложит, и у неё получается намного вкуснее, — сморщил свой большой нос Марк.

Родители с недоумением посмотрели на Ксюшу. Она что, не видит, что парню не хватает такта? Должна же хотя бы как-то его одёрнуть. Но Ксюша только улыбалась и заглядывала в рот своему парню.

-Да, мама готовит этот салат по-старинке, Марк. Положу тебе голубцов?

-Не надо, я люблю долму.

Мария закатила глаза и толкнула мужа локтём в бок.

-А чём вы занимаетесь по жизни, Марк? — с подачи жены вступил в разговор Павел.

-Я пока «свободный художник», ищу себя, — хохотнул Марк.

-Художник он, себя ищет! — шипела Мария не посчитав нужным проводить парня даже до прихожей, когда ужин подошёл к концу.

Ксюша же проводила Марка до такси, а когда вернулась, её лицо выдавало крайнюю степень недовольства.

-Мама, папа, вы были очень неприветливы. Мне это было неприятно.

-Это мы-то неприветливы?!!- взмахнула руками Мария. — А твой Марк прямо солнышко! Салат у меня не такой, голубцы он не ест. Выкорёживался как мог, хотя было бы с чего. Пиджачок-то у него засаленный, на локтях почти до дыр затерт. Работы нет. Да и сам он… Ксюша, посмотри на него внимательно. У него уже сейчас на голове три волосинки. А через несколько лет и вовсе плешивым станет. Такие мальчики за тобой ухаживали. Взять хоть Никиту с первого подъезда…

-Мама, всё, хватит! — взвизгнула Ксюша. — Я люблю Марка. И вы должны это принять. Я надеюсь, в следующий раз вы не будете себя так с ним вести.

Вот и ворочалась на кровати Мария не в силах уснуть и беспрестанно тормоша сопящего мужа.

-Нет, Паш, ты слышал? В следующий раз мы должны ему ковровую дорожку расстелить. Наша Ксюша такая видная девочка, фигуристая, красивая! И этот сморчок.

-Будем надеяться, следующего раза не будет, — громко зевнул Павел. — Ксюша быстро в нем разочаруется.

Не разочаровалась. После знакомства с родителями прошло несколько месяцев, а Ксюша так и встречалась со своим Марком. Время от времени она заводила его в квартиру и Мария, скрипя зубами, старалась быть приветливой с парнем, хотя он вел себя все так же беспардонно.

Ксюше оставалось еще два курса института, когда, как гром среди ясного неба, прозвучало её заявление, что они с Марком собираются пожениться. Вот тут уже возражал и ее отец.

-Ксения, это не серьезно. Сначала ты должна доучиться, а потом уже о замужестве думать.

-Одно другому не мешает, — настаивала дочь. — У нас на курсе полно замужних девочек.

-А жить? Где вы будете жить? И на что?

-Марк недавно устроился на работу. На должность логиста в строительную компанию. Зарплата там, правда, небольшая, но вы ведь нам поможете по первому времени? Ну, а что касается того, где мы будем жить, так бабушкина квартира уже пару лет пустует. Марк сказал, мы могли бы пожить там, даже и без ремонта.

-Марк сказал?!! — возмутилась Мария. — Значит, он знает про бабушкину квартиру? И он снизошел до того, что согласен в ней жить, без ремонта? Надо же, какой благодетель!

-Мама!!! — снова ударилась в истерику Ксюша. — Зачем ты так о нём говоришь? Я люблю Марка и всё равно выйду за него замуж, даже если вы будете против и не поможете нам.

Свадьба состоялась летом, во время каникул Ксюши в институте. Отпраздновали весьма скромненько. Чем больше всех был недоволен Марк. Парню почему-то казалось, что у родителей Ксении больше возможностей, и они должны были устроить торжество побогаче. А вот его родители ничем ему не обязаны.

В принципе, в чем-то парень был прав. Мария с Павлом не бедствовали и легко могли сыграть дочери роскошную свадьбу, но не захотели этого делать. Не лежала душа к жениху и его запросам. А Ксюше было все равно. Она была так счастлива, что не замечала ничего вокруг себя. Она вышла замуж, замуж за любимого человека!

После свадьбы молодые вселились в квартиру с бабушкиным ремонтом. И во время визитов к родителям Марк демонстративно вздыхал. Как же им трудно жить среди обоев в цветочек и обвалившегося кафеля в ванной. Мария с Павлом прекрасно понимали все намеки зятя, но не спешили на них реагировать. После ухода детей, женщина часто высказывала мужу.

-Ты чего молчишь, Паш? Этот хмырь с чего-то решил, что мы должны сделать ремонт в квартире. Квартира наша, продуктами мы помогаем, а у него еще и такие запросы. Ты почему не дашь ему понять открытым текстом, что мы не собираемся этого делать?

-С Ксюшей не хочу ссориться. Ты же видишь, какая она счастливая. У нее розовые очки на глазах, она же ничего не видит и не замечает недостатков в своем Марке, вот и бегает счастливая. А начни сейчас мы говорить плохо о её муженьке быстро станем врагами номер один. Вот поэтому, Маш, я и молчу. Пусть сама, наконец, разует глаза.

Разуть глаза у Ксюши никак не получалось. Хоть Марк постоянно предъявлял к ней какие-то претензии. Он мало зарабатывал, и девушке часто приходилось прибегать к родителям за продуктами, особенно в конце месяца, когда у них с мужем было «шаром покати». И все равно, девушка была счастлива. Она с такой радостью сообщила родителям о своей беременности, что у Марии выпал из рук половник, которым она наливала суп, собираясь покормить забежавшую на минутку дочь.

-Я не понимаю, чему ты так радуешься, Ксюша? — попыталась охладить пыл дочери женщина. — Тебе нельзя сейчас рожать, ты еще учишься. Это во-первых, а во-вторых, твой муж даже тебя содержать не может. Чего уж там говорить о ребенке? Вы полгода живете в квартире бабушки, а элементарно, даже сантехнику там поменять не смогли на его-то зарплату.

-Да, мама права, — решил все-таки поддержать жену Павел. — Ксюша, где у тебя голова? Надо было пожить года два, потом беременеть. По крайней мере, хотя бы закончить институт.

-Так я не поняла, — сдвинула свои красивые бровки девушка, — вы что сейчас, предлагаете мне сделать аборт?

-Да нет, конечно, — грустно вздохнула Мария. — Такое я тебе никогда не предложу, теперь уж придётся рожать.

-И вы поможете нам с Марком по первому времени?

-Куда мы денемся, — отвела глаза Мария.

-Мама, папа, — вскочила с места Ксюша, — вы у меня лучшие! Я знаю, что Марк вам не нравится, но я так его люблю. И со временем вы убедитесь, что он хороший человек. Вам просто нужно хорошенечко к нему присмотреться.

Чем больше присматривались Павел с Марией к Марку, тем больше убеждались, насколько никчёмный это человек, и что он ни во что не ставит их дочь. Это стало понятно и на выписке из роддома, куда Марк опоздал, забыв время, во сколько нужно забирать жену с ребёнком.

Во время беременности Ксюша сильно набрала вес. Она никогда не была полной, но была, что называется «широкой в кости», и из-за этого казалась крупненькой. А теперь Ксюша сильно раздалась. По всей видимости, это сильно не нравилось Марку, и он ее пилил. Мария поняла это, часто бывая у дочери и помогая с внуком. Женщина заметила, что Ксюша почти ничего не ест, а если и ест, то только овощи.

-Так нельзя, дочка, тебе сейчас нужно хорошо питаться. Ты же кормишь ребёнка.

-Я нормально питаюсь, мама, — отводила глаза Ксении. — Я просто сильно набрала, очень много набрала.

-Это Марк тебя этим попрекает?

-Да что сразу Марк? Я что, сама слепая? Я на весы уже вставать боюсь.

Ксюша села на такую жёсткую диету, что начала худеть на глазах. Но, скудное питание сделало своё дело, у молодой матери пропало молоко.

Мария на всё это смотрела неодобрительно, но достучаться до дочери не могла. Та упорно твердила о своей полноте. И даже когда похудела, продолжала соблюдать диету. На Ксении начала болтаться одежда, которую она носила ещё до замужества. Худоба ей категорически не шла. Это заметил и Марк, обозвав жену «клячей».

В последнее время он перестал стесняться тёщи и при ней высказывал претензии к Ксюше. Мария часто оставалась в квартире дочери допоздна и видела, как Марк возвращается с работы, вечно недовольный. Он придирался ко всему — к еде, к беспорядку в квартире.

-Ксюша, ты целый день сидишь дома и не можешь даже убраться, -пнул он свой же собственный носок, лежащий возле кровати.

-А ты, дорогой зятёк, вместо того, чтобы носки разбрасывать, мог бы сразу отнести их в корзину для белья! — пыталась заступаться за дочь Мария.

-Я работаю, — возмущался Марк. — И что, я должен возвращаться домой, чтобы выполнять ещё и домашние обязанности? Следить за порядком в доме и готовить вкусный ужин всегда входило в обязанности жены. Разве не так? Вот я пришел сегодня, голодный и уставший. А что Ксюша мне приготовила? Вчерашний суп и развалившиеся котлеты? Да мне на это смотреть неприятно, не то что есть.

Мария возмущенно открыла рот, собираясь отчитать зятя, но Ксюша не дала ей этого сделать.

-Мама, Марк прав, не спорь. Котлеты и правда развалились. Я пока еще не очень хорошо готовлю, но я научусь.

И Ксюша старалась, она жила на износ, до блеска отдраивая квартиру и готовя мужу разносолы, и всё это в перерывах от ухода за ребёнком. Когда к ней на помощь приходила мама Ксюша бегала по магазинам, стараясь умудриться купить хорошие продукты по акции, так как зарплата у Марка по-прежнему была невелика.

Мария возвращалась от дочери, чуть не плача.

-Паша, мне больно на неё смотреть. От нашей Ксюши остались только глаза. И под этими глазами залегли тёмные круги. Она же почти не спит. Даже когда я прихожу к ней, уговариваю отдохнуть, она этого не делает. Твердит, как заведённая: — Марк просил отнести в химчистку его пальто. Марк просил приготовить на ужин плов. Марк то, Марк сё. Тьфу! Слушать противно!!!

-Да, меня тоже пугает внешний вид дочери, — хмурился Павел. — От нашей красавицы осталась одна тень, и он же её смеет этим попрекать. Сначала Марк заставлял нашу дочь худеть, обзывал толстой коровой, а теперь его не устраивает её худоба. Да вот только, как тут вернёшься в прежнюю форму, когда всё время на ногах, в движении? Она бегает, как заведённая.

Разговор Павла с Марией прервал телефонный звонок. Звонила Ксюша и спрашивала, не посидят ли родители с ребёнком, пока они с мужем сходят в гости. Их пригласила к себе семейная пара, знакомые Марка.

Ребенка родителям занесла одна, Ксюша. Марк оставался в такси, не соизволив даже подняться.

У семейной пары, пригласившей Марка с Ксенией, тоже был маленький ребенок. Но, выглядели они совсем по-другому. Молодые муж и жена были очень доброжелательны. Стройная жена с ямочками на щеках не выглядела такой изможденной, как Ксения. Она порхала накрывая на стол, а ее муж в это время взял на себя ребенка. Ксюша сразу это отметила про себя. Марк никогда так не делает. Он считает, что жена должна умудряться успевать со всем, и с ребенком, и со столом. Чуть позже хозяева ушли укладывать своего малыша,

опять же, вместе. Оставшись с Ксюшей наедине в комнате, Марк неожиданно выдал:

-Ксюша, вот посмотри на нее. Она тоже недавно родила, но тем не менее прекрасно выглядит. А что же ты у меня как кляча? Ты похожа на

на старую, худую корову с торчащими мослами. И готовит она вкусно. Вот, посмотри, какой стол сервировала. На всё время находит, а ты вечно в мыле.

Задохнувшись от возмущения, Ксения открыла рот, собираясь высказать Марку многое. Высказать то, что эта семья совсем другая. Здесь муж помогает своей жене и ценит её. Они всё делают вместе. Хотя, по всей видимости, этот муж тоже работает. В квартире хороший ремонт, на жене дорогое платье, значит, и зарабатывает он побольше Марка. Но, при этом, не гнушается помочь своей второй половине. Всё это собиралась высказать Ксюша.

Но, закрыла рот, внимательно глядя на Марка. Что видела она перед собой? Не очень привлекательного, желчного человечка с намечающейся плешью на голове. Разве услышит он сейчас, что она говорит? Конечно же, нет! Этот человек будет стоять на своем. Он всегда прав и вечно всем недоволен.

Ксюша пошарила глазами по комнате и увидела туалетный столик с зеркалом. Подошла к нему. Внимательно осмотрела себя. Да и она сейчас выглядит не лучше Марка. Можно сказать, под стать ему. А разве такой она выходила за него замуж?

Не сказав ни слова своего мужу, Ксения ушла в прихожую. Там она пошарила по карману куртки Марка, выудила ключи от квартиры и, не попрощавшись с гостеприимными хозяевами, ушла.

На улице было ветрено и прохладно, но Ксюша шла, дыша полной грудью. Внезапно показалось, что с ее плеч упал огромный груз, который давил на нее с момента знакомства с Марком. Давил и пригибал к земле, заставлял метаться и не досыпать, угождая своему мужу.

Мария насторожилась, увидев свою дочь раньше времени и одну. Что-то сильно поменялось в лице девушки.

-Ты что, одна? Вы поругались?

-Нет, мама, мы не ругались. Просто, я от него ухожу. Вернее, не так. Я выгоню его из своей квартиры и разведусь. Ключи я уже забрала.

Из соседней комнаты, услышав слова дочери, прибежал Павел.

-Он что, обидел тебя? Он поднял на тебя руку? — побагровел мужчина.

-Нет, папа, руку он на меня не поднимал, но обидеть, правда, обидел. Но, в принципе, он делал это каждый день, просто я не замечала. А сейчас будто бы какая-то пелена с глаз спала. Пусть он теперь живет без костлявой коровы, как он меня назвал.

-А как же твоя любовь к нему? — тихо спросила Мария.

-А нету больше любви. Как бабка отшептала. Как подумаю о нем, аж от отвращения передергивает.

-Ну, наконец-то! — просиял Павел. — Дочка, мы так долго ждали, пока ты раскроешь глаза. Не переживай, мы тебе поможем с ребенком, а ты должна закончить институт.

Автор: Ирина Ас


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«Мария, в сотый раз перевернувшись…»
«Неожиданно…»