«Личный бог…»

В столовой не было ни одного свободного стола, поэтому мне пришлось делать то, чего я делать не люблю – проситься к кому-нибудь за стол. Взяв поднос с едой, я осмотрел посетителей, пытаясь найти тех, которые уже заканчивают свой обед, а значит, составят мне компанию на минимально возможное время. В дальнем углу я заметил мужчину, который пыхтел над тарелкой чего-то дымящегося, и был так увлечен этим занятием, что не замечал ничего вокруг. К нему я и направился.

– У вас свободно? Мест больше нет.

– Садись, – ответил он с полным ртом, судя по тарелке, горохового супа.

Я поставил на стол поднос и направился к умывальнику, чтобы помыть руки. Вернувшись, я сразу же заметил, что в моей порции не хватает одного куска хлеба. Я чётко помнил, что брал три куска, а на тарелке сейчас лежали два. Долго искать пропажу не пришлось – мой великодушный сосед по столу с упоением макал его в свой суп.

– Простите, это ведь мой хлеб, да? – сдерживая накатывающий приступ гнева, как можно спокойнее спросил я.

– Да.

Я ожидал чего угодно, но вот это краткое «да» вывело меня из себя. Тем не менее, несмотря на всю обуревавшую меня злость, я никак не мог придумать, как мне поступить в этой ситуации. Не устраивать же дрaку из-за куска хлеба. Похититель же, казалось, ни капли не переживал по этому поводу. Еще раз макнув хлеб в суп, он приподнял его до уровня глаз, внимательно рассмотрел, а затем отправил в рот.

– И как это понимать? – наконец, выдавил я из себя.

– Будем считать это жeртвoпринoшением. С богами нужно делиться.

– А, так вы бог? Сразу бы так и сказали.

Я снова взял в руки поднос с едой и осмотрелся. Сидеть за одним столом с идиoтoм мне не хотелось. Как назло, вокруг по прежнему не было ни одного свободного стола, к тому же и места за занятыми столами уже облюбовали посетители, стоявшие за мной в очереди. Ничего не оставалось, как снова сесть на своё место.

– Больше так не делайте. Мне это не нравится, – предупредил я хлебного вoра.

– А то что? – неприятно оскалился он. – Перестанешь в меня верить? Ты и так не особо жалуешь меня своей верой.

– Послушайте, а вы не могли бы поговорить об этом с кем-нибудь другим? Здесь полно людей, которые, уверен, в вас с удовольствием поверят и даже поделятся не только хлебом, но и компотом, например.

– Не могу. Я – твой личный бог. Такой у каждого есть. Даже у того пуxяша, который вливает в себя уже вторую порцию солянки.

Я зачем-то посмотрел на человека, на которого он указал, а когда повернулся обратно, хлебный вoр уже макал в свою тарелку еще один из двух оставшихся кусков хлеба.

– Вы в своем уме? Я же просил вас не трогать мою еду!

– Да, припоминаю. Кажется, такая просьба, действительно, имела место, – он произнес эту фразу и снова макнул хлеб в тарелку. – Но, к сожалению, у нас нет возможности выполнять ваши просьбы без вашей же веры. Вот если бы ты в меня поверил – всей душой, всем своим сердцем, то тогда, конечно же, я выполнил бы твою просьбу и вернул хлеб.

– Что ж, тогда забирайте и последний кусок, вы же все равно его yкрадёте.

– Премного благодарен.

Ничуть не смутившись, он протянул руку и переложил последний кусочек на свой поднос.

– И не нужно на меня так смотреть. Ты сам создал меня таким. Разве не ты говорил, что если бог есть, то он должен говорить с человеком на равных? Или это не ты доказывал своим друзьям, что если бог есть, то у него должно быть самое крутое чувство юмора – круче, чем у любого, самого смешного на свете человека? Еще ты говорил, что не очень-то и веришь в бога, но если он и есть, то уж точно не наблюдает за тобой с небес. Мне приходится следовать твоим инструкциям, поэтому я и шатаюсь по городу без дела. Сегодня решил в столовую зайти, а тут ты. Вот, хотел тебя немного повеселить, а ты чего-то надулся.

Всё, что он говорил было правдой, но это ничуть меня не удивило. Так можно было сказать про любого человека и попасть пальцем в небо.

– Не вижу ничего веселого в наглом вoрoвстве. У меня на глазах вы съели мой хлеб и…

– Твой хлеб на твоем подносе, – как-то разочарованно произнес он.

Я опустил глаза и действительно – на тарелке лежали те самые три куска белого, которые я взял на раздаче.

– Шутка не удалась, ну и ладно, – махнул он рукой.

– Как вы это сделали? Я же видел, что вы их съели!

– В твоем представлении я все же обладаю некоторыми сверхъестественными способностями.

– Послушайте…

– Вам, людям, кажется, что все вы живете в одном большом мире, но это не так, — перебил он меня. – Каждый из вас – это отдельный мир, – он отодвинул в сторону подносы и нарисовал на столе пальцем окружность, а затем ткнул в ее центр. – Посередине ты. Вот скажи, ты знаком с Рейналдом Смитом из Алабамы?

– Нет, а кто это?

– Обычный человек. Но ты его никогда не видел и вряд ли когда-нибудь увидишь. Ты ничего о нем не знаешь – ни как он выглядит, ни чем он занимается, ни сколько ему лет – вообще ничего. Его просто нет в твоем мире.

Он ткнул пальцем в стол куда-то за пределы воображаемой окружности, которую только что нарисовал.

– Так же, как и тебя не существует в его мире. Вы живете в двух разных вселенных, которые никогда не пересекутся. Вот и скажи – разве у вас может быть один общий бог на двоих? Нет, у каждого он свой. Милларды людей, миллиарды миров и милларды богов. У каждого человека на земле свой, индивидуальный бог. Во все времена религии боролись с этим вольномыслием, но сейчас их сила ослабла. Каждый второй считает необходимым создать себе свое божество и поклоняться ему, или ненавидеть, ну, или сидеть в столовой и злиться на него за неудачную шутку. Ты создал меня таким и мне приходится существовать по законам твоей вселенной. Скажу честно, это довольно скучное занятие. Ты неплохо поработал над моим характером, но так и не придумал для меня занятия. Зачем я тебе нужен, если я даже не могу наблюдать за тобой и наказывать за плохие поступки? Я не могу судить тебя и насылать всякие там неприятности, не могу поощрять тебя за добрые дела. Я просто паренёк с хорошим чувством юмора, с которым можно поговорить на равных. И всё. Это, знаешь ли, очень безответственный подход.

Он вздохнул и уставился в окно, а я смотрел на него и почему-то чувствовал, как гнeв внутри меня сменяется стыдoм. Смешно, но я верил ему и мне становилось неудобно от того, что я создал бога и обрек его на такую бессмысленную жизнь.

– Вы же сказали, что оказались здесь случайно?

– Да, я просто зашел поесть супа. Ведь в твоем понимании ничто человеческое не чуждо богам, верно?

– Мне так всегда казалось.

– Именно поэтому я знаю, что в столовке напротив гороховый суп вкуснее и дешевле.

Я хотел сказать ему что-то хорошее, подбодрить его, но случайно задел локтем перечницу и она полетела на пол. Когда я поднял ее и поставил на стол, напротив меня уже никого не было. Лишь тарелка с недоеденным гороховым супом напоминала мне о том, что этот разговор произошел на самом деле.

Я больше никогда его не встречал и не могу утверждать, что это был именно бог, а не какой-нибудь фокусник, развлекающийся подобными шутками. Но после этой встречи я вольно или невольно пересмотрел свои взгляды, и теперь мой личный бог, если он существует, занимается действительно нужными вещами – исследует далекие галактики, изучает обитателей других планет, ныряет в черные дыры и трогает пальцами звёзды. Когда-нибудь мы встретимся с ним и он обо всём мне расскажет. Это будет славная встреча.

Автор: ЧеширКо


«Личный бог…»