«Каждый видит ситуацию со своей стороны…))»

«Ничего эти рyкожoпы делать по людски не могут!» — гневно ворчал Роман Мартыныч в три часа ночи.

— Это ж надо! Старший сынок ихний супу прямо из кастрюли похлебал, поварёшку в кастрюле оставил, крышку не закрыл, прокиснет, как дать взять.

Роман Мартыныч открыл крышку кастрюли, та неудачно, с грохотом заплясала на плите, он весь сжался и прислушался:

— Тишина, пронесло.

«Тут совсем мало осталось, — думал он, заглядывая в кастрюлю,-надобно доесть, а то ж скиснет»

«Весь съесть сил не хватило, курицу только, нельзя добру пропадать, а картофель и вермишель на донышке осталась, не велика беда» — решил Мартыныч и отправился в залу.

А там и того хуже, камин они вечером жгли, да пепел по всему камину, ну что за лодыри?

Надо было в уголок сгрести.

Пришлось в камин погрузиться, чего уж там, раз взялся за дело.

Пепел ещё горячий, водицей залил, завтра поймут, что он пожaроoпасную ситуацию предотвратил — похвалят.

Шорох в детской комнате отвлёк Роман Мартыныча от мыслей о вечном и он бесшумно двинулся по длинному коридору в детскую.

Там в полумраке ночного освещения, глядя на распластавшихся в кроватках близнецов он решил, что дел тут предостаточно.

— Ты посмотри на неё,- это он про мамашу двух белобрысых,- навалила мягких игрушек, где ж детям место для сна? — устранил не задумываясь, скинув медведей и зайцев на коврик прикроватный, — вот так-то лучше, спите милые! А жара-то, жара какая, простыни с подогревом она им подложила, да одеяла пуховые! Ужас! Вон как вспотели.

Пыхтя, стянул одеяла им в ноги, присел отдохнуть, ведь что ни говори, а непорядок устранять дело хлопотное.

Мамаша их спит и в ус не дует.

Все на Мартыныча надеются.

-В ёйную спальню не пойду, а то начнёт тапками спросонья кидаться, нервная она у них. Лучше к младшенькой заглянем, она весь вечер рисовала, а ещё что-то из разноцветных бусин мастерила, может опять всё на столике разбросала, пойду приберу, бессонница у меня всё равно.

— Ну вот, у малявки тоже прибрался, теперь на кухню, гляну, что она там на завтрак собралась готовить и в опочивальню, на отдых, уж рассвет скоро.

— Фу! Спаржа! Да что ж за нeлюди такие! Как можно детей на завтрак спаржей кормить! Схожу, мясца достану, воробья или голубя, полезнее всякой там зелени размороженной! А уж после на покой.

Утро.

Мать семейства продрав глазочки ото сна:

— Твoю ж мaть! Роман Мартыныч! Дряnь, вы, такая! Опять птицу дoxлую в дом притащили! А суп, кто супом потчевал, кто кости по плите разбросал? Где вы? Пoдoнок эдакий! В камин нacсали, вам песочку с запахом лаванды мало что-ли? А натоптали как носорог какой, весь пепел из камина по коврам, найду, в ссылку в деревню к вашей мамочке отправлю! Это что ж творите-то?! В детской по одеялам грязными лапищами, стыд какой, стирки на целый выходной мне устроили!

— Мам! Мартыныч опять мой рисунок маслом изжевал и бусинки по комнате разбросал. Кыс-кыс, где ты Ромочка!

Роман Мартыныч сонно потягиваясь и томно оглядываясь по сторонам:

— Да здесь я! Чего горланить! Устал я, столько дел, как пчёл всю ночь трудился, можно тихо спасибо сказать, орать-то зачем!

Мррррр…

Автор: Nino Kacharava


«Каждый видит ситуацию со своей стороны…))»