«Какая всё-таки странная штука — жизнь…»

— Здравствуйте, разрешите? — оптимистично поздоровался Николай Петрович, входя в кабинет с лаконичной табличкой «Директор по персоналу».

— Добрый день! Проходите, присаживайтесь! — подчёркнуто ядовито ответила женщина, в которой он с удивлением узнал свою бывшую жену Кристину, оставленную им лет пять назад.

Кристина Эдуардовна нисколько не смутилась и предупредила:

— Наше интервью записывается. Таковы правила компании. Это дает возможность объективной оценки кандидатов. В случае заинтересованности запись может быть просмотрена высшим руководством. Приступим?

Николай Петрович оценил ситуацию и решил воздержаться от проявления чувств и фамильярного тона.

— Да, конечно. Я готов, — сказал он, поудобнее устраиваясь в лёгком офисном кресле напротив. В голове он сразу стал прикидывать свои шансы и вынужден был признать, что они — «скорее нет, чем да».

Кристина не была зловредной бабой, но всё-таки повод злиться у неё был. Он бросил её с маленьким ребёнком, даже не дождавшись, пока она выйдет из декрета. Любовь! Тогда у него был пылкий роман с молоденькой студенткой из Тюмени, он не мог ни есть, ни спать…

Воспоминания прервал голос директора по персоналу:

— Итак, начнём! Вы сейчас работаете? — спросила она и пытливо, поверх очков, уставилась на Николая.

— Нет. Я уволился два месяца назад и пока не могу найти подходящую работу, — несколько смущенно ответил он.

— Что же, ничего удивительного! — с апломбом сказала она. — Сразу видно, что вы — неудачник. Кем работали до этого?

Нахально поставленный диагноз возмутил Николая, но от предпочёл сдержаться и ответил:

— Я был руководителем отдела продаж в крупной компании по производству запчастей к автомобилям.

— Настолько крупной, что не побоялась вас выбросить на улицу, как щенка? — язвительно заметила директор по персоналу. — Наверняка вас поймали на откатах. Представляли необоснованные скидки? Или отгружали товар без предоплаты, а покупатели потом бесследно исчезали?

Тут Николай вскинулся:

— Почему вы в таком меня подозреваете? — возмутился он.

— Есть основания сомневаться в вашей честности. Как у вас с алкоголем? — без перехода спросила бывшая. — Пьёте? Много?

Николай понял, что должности ему не видать. Эта стерва будет унижать его и дальше. Прицеливаясь, как-бы поточнее нанести ответный удар, он процедил:

— Что, по лицу видно?

— По запаху! — прошипела она.

Такой подлости Николай Петрович не ожидал и завопил:

— Инсинуация! Запах камера не записывает, и этот факт не может быть объективной характеристикой. К тому же вчера был День влюбленных. Каждый уважающий себя мужчина выпил бокал шампанского со своей любимой.

— С любимой? Так вы ещё и неженаты! — язвительно констатировала бывшая. — Вам почти сорок лет, а вы всё по девкам бегаете! Высокий моральный климат — одна из ценностей нашей компании. А по вам сразу видно, что вы — ходок.

— Ходок? Да как вы смеете? Я — честнейшей души человек! Не ворую, не пью, с женщинами не гуляю…

— Проблемы с потенцией? Уже? Вот к чему приводят случайные…

Николай не дал ей договорить, вскочил и направился к выходу.

— Постой! — крикнула ему вслед Кристина. — Ты принят!

Он застыл на месте и оглянулся. Директор по персоналу смотрела на него и по-доброму улыбалась. Николай ничего не понимал и не знал, как реагировать.

— Прости! Я пошутила, — сказала Кристина.

— Ничего себе шуточки! А если бы я тебе промеж глаз дал?

— Не дал же, — продолжая улыбаться, ответила она. — Я, как только увидела твоё резюме, сразу решила, что ты — тот, кто нам нужен. Ты же — классный специалист! Не понимаю, как тебя бывшие работодатели отпустили.

— Тогда, что это было? — растерянно спросил Николай.

— Считай, что это было стрессовое интервью. Поздравляю! Когда ты можешь приступить к работе?

— Хоть сейчас, — не веря в удачу, пробормотал Николай.

— Тогда пойдём, я познакомлю тебя с нашим директором, который по совместительству и мой муж.

Кристина поднялась, вышла из-за стола и пошла вперед, обдав его едва уловимым шлейфом любимых духов.

Её походка всегда вызывала у него трепет. Есть женщины, которые особенно красивы именно в движении.

Николай плёлся следом и размышлял о том, какая всё-таки странная штука — жизнь.


«Какая всё-таки странная штука — жизнь…»