«Какая разница, где доживать…»

— Лерка, бабку свою я скоро в богадельню отправлю, она всё равно почти уже ничего не соображает, а ты ко мне тогда переезжай! — уговаривал Роман свою новую подружку.

— Да ты что, Рома, это же твоя бабушка? Какой ещё дом престарелых? — ужаснулась Лера, — И вообще что значит — переезжай? Мы с тобой только недавно встречаться начали.

— Ну ладно, не в богадельню тогда, а в пансионат, там говорят лучше условия, — соврал Роман Лере.

Вообще девчонка какая-то ему странная попалась.

Гуляли, в кафе пару раз водил, потом в гости привел. Так она ещё и отказалась в его однушке остаться. Видно потому, что за шкафом бабка спит, кряхтит периодически, да воды просит.

Вообще-то Ромка не злодей, он наоборот за ней ухаживал, но бабушка уже явно не в себе, это же она сколько ещё лежать будет?

Ромка просто себе не хотел признаться, что растерян и обижен. У него, кроме бабушки, нет никого, а она его бросает!

Его бабуля одна растила, он добро помнит. Мать оставила его и умотала, он её и не знать не знал. А с бабушкой они жили хорошо, душа в душу, она его любила, да и Роман её любил, как же без неё.

А теперь она явно уже не в себе, из их поликлиники приходили и намекали — не мучайся, парень, это старость, ничем ты ей не поможешь. Твоя бабушка уже не соображает ничего. И тебя не узнаёт, так что не стоит на неё свою жизнь молодую будет тратить. Ей явно без разницы, где доживать, это же видно!

И Роман смирился, а куда ему деваться.

Это он перед Лерой пытается хорохориться и грубовато говорить. Потому что ни к чему мужику нюни распускать. Всякому свой черед настаёт, бабушка пожила столько, что не каждому ещё столько и отпущено — уговаривал себя Роман.

Странно, что Лерка против, чтобы он бабку в богадельню отвез, другим девчонкам было бы плевать. Вот ведь святоша попалась ему, добренькая и наивная, видите ли рано ей к нему переезжать, ишь какая, недотрога.

— А ты вообще зачем ко мне в гости идти согласилась? Чай что ли пить? — подшутил Роман, он понял её настрой, а жаль, Лера ему нравилась. Что-то в ней есть такое, чего в других нет.

— Ну ты же сказал, что бабушка дома, я думала ты нас хочешь познакомить? — объяснила Лера.

— Всё ясно с тобой, — кивнул Роман, — а может ты хоть на выходные со мной на бабулину дачу поедешь, а? Отдохнём на свежем воздухе? — Роман мило улыбнулся.

— Нет, Рома, ты извини, я в выходные работаю — моя смена, — Лера так на него взглянула, что Роман вдруг подумал — может она с ним играет, себе цену набивает? Ну что же, ладно, посмотрим, кто кого!

— А я поеду прокачусь, друзей своих позову, мяса пожарим, отдохнем, — всё ещё пытался заманить Леру Роман.

— А бабушка твоя что, одна останется? — спокойно спросила Лера, и Роман вдруг ощутил себя сволочью.

— Думаешь ты самая добренькая, да? — он снял с крючка у зеркала запасной ключ, — Ну давай тогда, заезжай и проверь, как бабуля, а мне это всё надоело!

Роман демонстративно сунул ключ Лере в сумочку.

Она презрительно фыркнула, и ушла, не сказав больше ни слова.

Но ключик не вынула — про себя отметил Роман. Значит есть надежда, чем то он эту ледышку зацепил! Бабушку видимо пожалела, да лучше бы она Ромку пожалела.

А к бабуле он всегда соседку тётю Машу зовет, он же тоже работает, и бабушку одну Рома старался никогда не оставлять. Блин, даже слезы выступили, хорошо Лерка не видит, да что теперь поделаешь, видно всё, отжила бабуля.

А ему о себе надо подумать.

Друзья считают, что Ромка крутой, на байке гоняет, да и работа у него интересная, по теме — ремонт мототехники.

А что у него на душе, разве кому интересно, да и не поймут, смеяться будут, что о бабке Рома переживает.

Роман зашёл к соседке — попросил за бабушкой присмотреть и сунул ей в карман денежку.

Тётя Маша, как обычно, стала отнекиваться, совать купюру обратно,

— Да брось, Ромка, я ведь тебя и Татьяну Андреевну уж сколько лет знаю, зайду я по свойски, не надо мне ничего!

Но Роман молча закрыл её пальцами в кулачок денежку,

— Тёть Маш, я на дачу сгоняю? В холодильнике бульон куриный, я бабуле сварил, а я может на пару дней, ладно? — и он так тоскливо на неё посмотрел, что тётя Маша тут же согласилась,

— Да езжай, Рома, езжай, я за ней присмотрю, да и покормлю, чего уж там, — и ушла к себе, тихо бормоча себе под нос, — Эх, неприкаянный, всю жизнь с бабулей прожил, без отца, без матери, да и сам не женился, бабуля обуза, эх, жизнь.

Роман подхватил куртку, сумку, шлем, вышел на улицу, сел на свой любимый мотоцикл и погнал на дачу. Нафиг друзей, никого он не хотел видеть.

———————————

Лера в выходные работала, она медсестра в отделении экстренной хирургии. Утром было тихо, она уже думала, что смена будет легкая. Но к вечеру привезли сразу несколько тяжелых.

— Лера, вторая операционная, давай быстрее, грузовик смял мотоциклиста, не видел что ли — на поворот пошел, в общем парень сильно разбился, не знаю, выживет ли! — крикнула ей старшая медсестра.

Лера увидела, что парня уже везут и поспешила за каталкой. Переложили, подключили аппаратуру, всё четко, хирурги уже приступили к работе, Лера хирургу по команде подаёт инструменты и вдруг… она подумала, что ошиблась. Не может быть, неужели и правда это Роман? Неужели это он? Руки у Леры задрожали, и тут же она услышала,

— Лера, быстро тампоны, Лера, не спи, шьём, парень совсем плохой, давай шевелись!

—————————————-

Сильный удар в бок, и Роману показалось, что он провалился в бездонную тьму. Он летел, и летел, и дна не было. И не за что ухватиться, кроме тьмы вокруг ничего, совсем ничего…

Но вот вдруг над ним засияло яркое солнце, да даже не одно, а три, или даже больше, ни фига себе.

А потом он услышал противный каркающий голос,

— Этот парень совсем плох, ему не помочь, поздно. Он уже не реагирует, видно мозг его сильно пострадал. Если у него родных нет, передаём его в хоспис. Лучше бы он помер, к чему ему трепыхаться, всё равно он овощь? Ему без разницы, где доживать!

Роман обалдел от этих слов.

Он хотел открыть глаза и дать в морду тому, кто это говорил, но не смог. Голоса у него тоже не было, он даже завыть не смог от ужаса, блииин, да неужели это всё, он же ещё ничего не успел!

Он словно заперт в своём теле, никто не понял, что он ещё жив, а его тело не слушается и знак он подать не может, ну вот и всё!! Кранты!!!

——————————-

Операция длилась долго, Лера страшно устала, несколько раз казалось, что Рома не выживет, но он оказался крепкий парень. Его отвезли в реанимацию и стали в его вещах искать телефон, может близких его удастся найти.

Но телефона не было, видно вылетел куда-то.

По водительским правам нашли его адрес — Костин Роман Валерьевич. Проживает с Костиной Татьяной Андреевной какого-то лохматого года рождения.

— Я его знаю, — не выдержала Лера, — У него никого нет, кроме бабушки, но она лежачая, и с памятью у неё плохо. В общем, я ей постараюсь сообщить, но не знаю, поймет ли она?

— Ну, давай, Лера, тогда парень за тобой, — тут же облегчённо вздохнула старшая медсестра. И Лера, сразу же после смены, поехала в квартиру Романа, ведь у нее в сумочке был ключ.

— Это кто это тут в Ромкину квартиру лезет? — не успела Лера отпереть дверь, как она сама распахнулась — за ней стояла крепкая женщина в возрасте и подозрительно смотрела на Леру.

— Мне Роман дал ключ, я хотела его бабушку проведать, — тут же нашлась Лера.

— Ага, сообразила, да Ромкина бабуля, тебя дожидаючись, уже бы давно окочурилась! Рома меня всегда просит, вот и на этот раз сам он на дачу уехал, обещался вернуться, да нет его пока что-то. Загулял видно, сколько ж можно парню молодому за бабкой ходить? — тётя Маша руки в боки напирала на Леру.

— Вот ключ, он у зеркала висел на крючке, Рома сам мне его дал, — Лера на ладони протянула ей ключ, — Просто… Рома на мотоцикле разбился, он сейчас в реанимации после операции лежит. В мою смену привезли, я медсестра.

— Да ты что, дочка! — тётя Маша аж в лице переменилась, — И сильно разбился? Жить то будет?

— Будет, у нас хирурги хорошие, собрали его по частям, но пока он в себя не пришёл. Раз вы с его бабушкой, я в больницу к Роме вернусь, можно?

— Езжай конечно, дочка, а я с Татьяной Андреевной останусь, жуть то какая — Ромка разбился, что ж теперь будет то?

Роман приходил в себя медленно, да и не хотелось ему так жить — в хосписе. Страшно.

Он вдруг ощутил, что кто-то держит его за руку, и приоткрыл глаза. Всё расплывалось, но на миг ему показалось, что это Лера, и он открыл глаза шире.

— Рома, очнулся, слава богу! Ну теперь ты на поправку пойдёшь, у тебя ведь на удивление всё обошлось, главное ходить будешь, а остальное до свадьбы заживет! — радостно говорила Лера.

Роман попробовал говорить, язык плохо слушался, но он смог произнести,

— Я правда в хосписе?

— Что за чушь, это тебе наверное привиделось, какой хоспис? Ты на поправку идешь, скоро бегать будешь. А за бабушкой мы с тётей Машей вместе ухаживаем. Так что всё будет хорошо, понял?

Роман молча сжал её руку, боялся, что от слабости могут слёзы на глаза навернуться, ведь именно бабуля Ромке в детстве эти слова говорила — всё будет хорошо! И они всегда сбывались.

После Романа Лера вернулась к Татьяне Андреевне, отпустила тётю Машу отдыхать.

Бабушка кажется спала, глаза её были прикрыты, но Лере показалось, что она не спит. И она, сама не знает зачем, стала рассказывать о себе, о своей работе, и о том, что ей очень нравится Ромка. Он вылечится и Лера будет с ним рядом. Он такой… добрый, а хочет казаться суровым, он смешной и милый.

Лера долго говорила, и вдруг Татьяна Андреевна приоткрыла глаза,

— Спасибо, деточка! Только не уходи, не уходи от него!

— Вы разговариваете? — Лера обрадовалась, — хотите чай, Татьяна Андреевна?

— Очень хочу, а ты рассказывай ещё, ты меня своими рассказами к жизни вернула, — благодарно прошептала Татьяна Андреевна.

Ромка провалялся в больнице три недели, Лера ему пока не стала ничего про бабушку рассказывать.

Она попросила придти к Татьяне Андреевне знакомого врача из терапии. Татьяне Андреевне прокапали витамины и что-то ещё, и она просто ожила!

Терапевт смеялся, — Человек сильнее, чем думают, иногда не хватает самого простого, каких-то витаминов, и лежачий встает!

И он оказался прав — к приезду внука бабушка сидела в кресле.

— Бабушка, прости, ругай меня, я не понимал, а потом понял. Сам чуть не попал в хоспис, чуть с жизнью не простился, если бы не Лера! — Роман неуклюже опустился перед бабулей на колено и прислонился щекой к её руке, — Прости, ба, я думал, что ты… я неправильно думал!

— Что ты перед бабушкой на колени встал, перед невестой лучше становись, — рассмеялась бабушка.

— Не знаю, согласится ли она стать моей невестой, хотя, ты ведь Лера, обещала мне, что до свадьбы у меня всё заживёт? Я почти здоров, значит свадьба не за горами, что скажешь, Лера? — взгляд у Ромы был умоляющий.

— Ну я подумаю, не спеши, Рома, — Лера не ответила, но глаза её говорили, что она согласна.

— Как не спеши? А про бабушку забыли? Ни к чему тянуть, мой Рома нашёл себе чудесную девушку, он очень хороший, ты не пожалеешь, Лерочка, соглашайся! Я хоть порадуюсь на вас и поживу немного, может и до правнуков доживу, — попросила Татьяна Андреевна.

Лера и Роман вскоре поженились. Обменяли две однушки на трешку, у бабушки теперь своя комната. И она очень надеется посмотреть на правнуков, а может даже и понянчить их. И пожить ещё немножко, ведь когда рядом любящие люди, можно жить, а не доживать.

Автор: «Жизнь имеет значение»


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

«Какая разница, где доживать…»
«Упреками закидывает…»