«Как мы с Вовкой в космос собрались…»

После двух дней дождей утро выдалось солнечным и предстоящий день обещал быть замечательным. Бабка так и сказала, выйдя на крыльцо.

— Господи. Не дай им испортить такой замечательный день, — и посмотрела на нас с Вовкой.

День и правда начался замечательно, пока дед не привёз пару пустых деревянных бочек. Я сразу решил, что такому добру нельзя пропадать без дела.

— Дед. А для чего тебе бочки? — поинтересовался я.

Дед заранее с подозрением посмотрел на нас и сказал, что бочки для дела. И если мы испортим хотя бы одну, то в другую он нас закатает и как в сказке отправит по морю. Я предположил, что море далеко, но дед сказал, что раз я такой умный, то сначала пойду до моря пешком. И ушел, оставив нас бороться с искушением наедине с бочками.

Мы с Вовкой сидели на крыльце и моё воображение рисовало разные варианты глядя на эти бочки. Каждый вариант был хуже предыдущего. Надо было придумать тот, который оставит бочки в целости и сохранности. Самой заманчивой идеей было прокатиться в бочке с горы. Вовка даже загорелся этой идеей, но я её отмёл. Было подозрение, что добром это не кончится, но пообещал ему, что в другой раз обязательно прокатимся.

— Придумал, — Вовка даже подскочил.

Далее он изложил свою мысль. По телевизору он видел, как тренируются космонавты. И из нашей бочки (а то, что одна бочка наша, мы даже не сомневались уже) можно сделать такую центрифугу. Прикрепить к ней палку, палку закрепить на колоде, что бы с одной стороны на палке висела бочка, а на другой стороне рычаг управления. Что-то вроде карусели. Далее один садится в бочку, а другой его крутит.

С этой мыслью мы прибежали к деду. Самим нам, при всех наших навыках, такой аппарат было не собрать. Найдя деда, мы рассказали ему о своём изобретении и о том, что мы хотим начать готовиться в космонавты.

— Я могу за ноги вас взять, раскрутить и за штакетник забросить, — взамен предложил дед. — И изобретать ничего не надо. Всё придумано до вас. Не космос, конечно, но эффект такой же. Именно этим, зная вас, всё и закончится всё равно.

Мы так поняли, что наше конструкторское решение было отвергнуто, но сама идея космоса меня увлекла.

Дед ушел по делам, а в доме осталась только одна бабка. К тому времени, с космосом возникла только одна идея у меня. Просто залезть в бочку, представив, что это космический корабль и отправится в воображаемое путешествие. Тогда я ещё не подозревал насколько воображение может совпасть с реальностью. Не совсем, но почти.

— Баб. Можно мы в космонавтов поиграем? — спросил я, когда мы нашли её на кухне.

— Аквариума у меня нет, кастрюлю не дам, — сразу отрезала она. — И травм пункт у нас, не как у вас, в городе, за углом. Чтобы снять скафандр с твоей дурьей башки, лететь придётся далеко. А то, что она застрянет там, я уже не сомневаюсь.

— Да не баб, — попытался я её успокоить. — Мы понарошку играть будем.

— У вас вся жизнь понарошку. Только разгребать мне потом взаправду приходится после ваших игр.

Я ей объяснил, что для игры нам нужна только одна бочка. Мы просто сядем в неё и будем там сидеть.

Бабка ответила, что если на большее мой ум не способен, то ради бога. Главное, чтобы дальше луны не залетали и к обеду из космоса вернулись. Мы довольные выбежали во двор.

Во дворе, как обычно, прогуливались куры и у меня сразу появилась идея. Прежде чем в космос полетит первый человек, туда надо отправить животных. Так как собак у нас не было, на роль Белки и Стрелки были выбраны две курицы. Осталось только поймать их.

На шум этой идеи из дома вышла бабка. В тот самый момент, когда мы наконец-то поймали первого добровольца и торжественно пытались посадить его в ракету. Точнее её.

— Вот знала же, что мозг твой недоразвитый даст сбой. Нет же. Понадеялась, что фантазия на глупости иссякла, — выговаривала она нам, как-то угрожающе приближаясь. — Будто второе дыхание у тебя на пакости открывается.

— Мы хотели сначала Стрелку с Белкой в космос отправить, — оправдывался Вовка.

— Короче, — бабка достала из ракеты курицу. — Пока я добрая, катите свою ракету в огород. Мне всё равно пару часов свободного времени от вас надо. Надеюсь застрянете в своей бочке. Как дела доделаю, приду вытащу.

Бабка ушла, а мы, повалив нашу ракету набок, покатили его в указанном направлении. По сути это правильно. Космодром должен быть подальше от дома и жилых построек.

Поставив бочку на дорожке, в огороде, мы сбегали в сарай и принесли ещё пару граблей. Они должны были стать удерживающими опорами. Затем сбегали до пожарного щита и прихватили оттуда одно пожарное ведро. Оно как раз очень походило на верхушку нашей ракеты. Вовка хотел взять и второе, но я его остановил. Вдруг, пока мы в космической экспедиции, на земле начнётся пожар. Люди прибегут, а оба ведра в космосе.

В общем, наши приготовления к полёту были окончены. Нас постигло только одно разочарование. В ракете место было только для одного космонавта. Если бы мы решили лететь вдвоём, то наверняка бы там застряли. Бабка, наверное, на это и рассчитывала.

— Щас скажешь, что ты первый, — надулся Вовка.

Мне не хотелось его расстраивать, и я сказал, что только проверю все приборы внутри и проверю ракету перед стартом. Полетит же Вовка первым.

Лучше бы я пропустил это полёт и уступил место Вовке.

Но я залез в ракету, нацепил сверху ведро и начал проверять приборы.

— Ключ на старт! — командовал я из бочки.

— Какой ключ? Ты же только проверить, — Вовка заглянул внутрь.

— Надо двигатели проверить, — придумал я отмазку и тут же сообразил, что нам определённо не хватает двигателей.

— Слушай, — вылез я из бочки. — У нас же двигателя нет! Сбегай до бабки попроси у неё керосинку. Мы её пристроим как двигатель снизу. А лучше две.

— А если не даст?

Я сказал ему, что если ему не даст, то она может сама с ними прийти и посмотреть на старт. Вовка побежал.

— И топливо пусть захватит! — крикнул я ему вслед.

Пока Вовка бегал, я представлял, как мы запускаем двигатели. Я даю команду бабке, она зажигает сопла нашей ракеты, затем моя команда «на старт» и обратный отсчёт. Вовка с бабкой машут мне, а я отправляюсь вокруг земли.

Вовка прибежал.

— Не дала, — выдохнул он. — Сказала, что двигатели у нас и так есть, а топливо не раньше обеда будет готово.

Я немного огорчился, но было интересно, что за топливо к нашим двигателям будет готово только к обеду. Может стоит и отложить старт до этого времени. Вовка сказал, что бабка готовит гороховый суп. Как только мы заправим свои баки, объяснила она ему, так мы так стартанём, что Гагарин позавидует. Я, в отличии от Вовки, понял, что имела в виду бабка, но не стал озвучивать.

— Ладно! — решил я. — Будем считать, что всё готово.

Я снова скрылся в ракете, натянув сверху ведро.

— Ключ на старт! — командовал я.

— Есть ключ на старт! — отвечал Вовка.

— Десять! — начал я отсчёт.

— Стой, — Вовка снова заглянул в ракету. — Ты же сказал, что только проверишь всё.

Я уже настолько вошел в роль и командирское кресло стало как родным, что уступать Вовке место первого космонавта не входило в мои планы.

— Диспетчер! Нештатная ситуация! — кричал я. — Я не успел покинуть корабль, как включились двигатели! Времени нет меняться! — и для убедительности затряс изнутри бочку. Как будто ракета уже почти взлетает. — Я скоро вернусь, и ты полетишь вторым! Ты будешь самым вторым космонавтом на земле!

Вовку, от безысходности, видимо, такой вариант устроил. Он сам, судя по всему, уже вошел в роль диспетчера.

— Девять! — продолжал я.

— Отсоединить… — я понял, что не знаю, как называются эти штуковины, которые держат ракету. — Убрать грабли! — нашёлся я.

Вовка убирал грабли. Ракета уже дрожала и в моём воображении вот-вот полетит…

— Шесть!

— Пять!

Примерно на счёте три, в огород вошла бабка. Чутьё ей подсказало, что всё же стоит явиться на старт. Чуть далее она увидела нашу ракету готовую уже взлететь.

— Два!

— Один!

— Старт! — крикнул я.

Бочка уже ходила ходуном. Вовка ещё помогал мне граблями раскачивать её. В тот момент, когда я крикнул «Поехали!» и даже попытался махнуть рукой, бочка стала заваливаться набок. Я почувствовал, что ракета теряет курс. Затем она завалился набок, но полёт тем не менее не прервался. Я понял, что бочка начала набирать обороты.

Бабка подошла как раз в момент моего старта. Она увидела, как бочка упала набок и затем покатилась вниз, под уклон.

Я слышал, что космонавты испытывают перегрузки при старте ракеты, но то что испытал я, не снилось даже Гагарину. Говорят, что в минуты опасности, вся жизнь перед глазами проносится. У меня же эта жизнь кружилась перед глазами. На голове пожарное ведро, а сам я раскоряченный по стенкам своей ракеты пытаюсь удержаться в своём командирском кресле.

На каком-то обороте из ракеты вылетело ведро. Вовка потом рассказал, что бабка как это увидела перекрестилась и сказала, что первая ступень отошла, а затем выругалась и побежала в космос догонять меня.

Мой полёт казался мне каким-то бесконечным. Ракета только увеличивала свои обороты. Я уже успел решить для себя, что не хочу быть космонавтом и идея кататься в бочке с горы не такая уж и замечательная. Через мгновение ракета во что-то врезалась. Удар был такой, что я даже звёзды увидел. Метеорит, подумал я. Мой воображаемый полёт стал всё более походить на реалистичный. Метеорит проматерился, прогрохотал по бочке сверху, а я продолжил своё путешествие в неизведанный космос.

Дед возвращался домой через огород. Как только он прошел пруд возле бани и миновал саму баню, он увидел, как сверху, на него, катится его бочка. За бочкой бежит бабка. Не надо было обладать таким большим воображением как у меня, чтобы сообразить, что что-то не так. Дед, тем не менее, решил вмешаться в мою космическую одиссею и остановить полёт. Он встал на пути ракеты и почему-то был уверен, что сможет её затормозить. Ракета, несясь на какой-то там космической скорости столкнулась с дедом и подбросив его, продолжила свой полёт.

В общем, моё приземление не отличалось от настоящего. Бочка пролетев через огород, миновала деда, баню и со всего маха рухнула в пруд. Мне повезло, что центр тяжести оказался снизу бочки, там, где центробежная сила распластала меня, и плюхнувшись в воду она приняла вертикальное положение. Небо над головой кружилось с какой-то невероятной скоростью. Затем раздалось «плюх» и через мгновение в иллюминатор заглянул дед. То, что это дед, я понял уже потом. В тот момент это просто кружилось вместе с небом.

Меня как настоящего космонавта вытащили из ракеты и отнесли в дом на руках. От долгого пребывания в космосе ноги меня не слушались. Единственное, что мне показалось тогда, так это то, что моё возвращение на землю было воспринято без избыточной радости.

— Баб. Я тут подумал, — начал я, когда мы уж «отпраздновав» мой первый полёт и лежали в постели перед сном.

— Господи, — услышал я голос бабки. — Спасибо тебе господи, что вправил ему мозги на место. Он впервые в жизни подумал.

— Баб, — продолжил я. — А если к столу приставить два стула и накрыть всё это скатертью, то получится танк. Можно мы завтра в танкистов с Вовкой поиграем? Раз уж нам выходить из дому нельзя.

— Прости господи, — ответила бабка снова не мне. — Ошиблась. Он не подумал, а что-то удумал опять. — Какой ещё танк?

— С дулом, — ответил я. — Швабру как дуло можно использовать.

— В голове твоей продуло, пока в космосе был, — бабка заворочалась. — А швабру я завтра использую по назначению, если вы чё учудите опять.

Все затихли, и мы с Вовкой тоже. Перед сном я ему пообещал, что если бабка завтра всё-таки разрешит поиграть, то командиром танка будет он. На всякий случай.

Автор: Андрей Асковд


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«Как мы с Вовкой в космос собрались…»
«Просто капризничает?…»