«Как будет этим добром распоряжаться — не наше дело…»

Как только выпал снег, мужу племянник позвонил:

— Дядя Паша, а ты в январе к нам приедешь?

— Не знаю, мы не собирались, — услышал в ответ девятилетний сорванец.

— Дядя Паша, приезжай, а? Мне не надо подарков, ты мне горку построй, как в том году!

— Я подумаю. Если что, я твоей маме позвоню. Хорошо?

— Хорошо, — согласился Андрюшка. — Только ты когда будешь думать, знай, что где-то в мире есть мальчик, которому будет очень плохо без ледяной горки! — жалобно добавил маленький манипулятор.

Такой интересный диалог у них состоялся.

Живут Полина с Андреем в посёлке, расположенном в тридцати километрах от города. Муж Полины мотается по вахтам, дома его не застать. Живёт семейство в коттедже, построенном на большом участке земли.

Сестра мужа ничего не выращивает, не лежит у неё душа к этому делу. Говорит, что даже цветочки вянут. Вместо огорода на участке есть баня, мангал, беседка и качели. А зимой, нынче второй год подряд, ещё будет ледяная горка.

В этом году отпуск моего мужа выпал на январь, получается, что прошлой зимой он отдыхал. Предложение отдохнуть за границей у меня отклика не нашло, зато приглашение Полины — погостить у них недельку-полторы, — пришлось очень кстати.

Мы с золовкой хлопотали по хозяйству, она всё жаловалась на вечно работающего и отсутствующего супруга. А Паша с Андреем играли в снежки во дворе, и кому из них в голову пришла идея строительства ледяной горки, уже не разобрать.

Паша провозился весь день, с непривычки. К следующему вечеру, когда горка как следует промёрзла, Андрюшка оценил результат дядиных трудов: ему очень понравилось кататься.

В целом, поездкой в гости я осталась довольна. С Полиной у нас неплохие отношения, мы иногда созваниваемся. Во время редких поездок в город её семья всегда останавливается у нас.

После звонка Андрюшки муж предложил всё-таки воспользоваться приглашением племянника:

— Январские выходные длинные будут, мы с племяшом снова горку забабахаем, вы с Полей о своём, о девичьем пошепчетесь.

Я согласилась. Муж позвонил сестре, которая, неожиданно, поведала о хитрости своего хитрого сына:

— Он не просто так вас зазывает! Знаете, что прошлой зимой учудил? Я сама недавно узнала, когда Адрюхина одноклассница у меня спросила: «Тётя Полина, а в этом году у вас будет горка? А если будет, то покататься на ней тоже будет стоить десять рублей, как в прошлом году?» Я услышала о деньгах, не поверила своим ушам. Дома этого хитрого лиса прижала. Пашка, представляешь: он брал с ребят деньги! Я-то думала, что он просто друзей приглашал, они с горки катались, играли. А он устроил аттракцион по зарабатыванию денег. Теперь вы знаете, зачем моему обормоту понадобился добрый дядя Паша, и, если не хотите, можете не приезжать. Я ещё даже сама не разобралась, как к поступку сына относиться: поругать за алчность или похвалить за изобретательность?

— Приедем! — рассмеялся Паша. — Только я с Андрея свою долю спрошу: чтобы эту четверть окончил без троек! А то больше никаких горок. А если будет себя плохо вести, то я горку за забором построю! Чтобы все дети могли на ней бесплатно кататься! Так нашему юному бизнесмену и передай!

— Передам. Паш, ты прости. Я бы мужа попросила, но он опять на четыре месяца усвистал, — пожаловалась Полина перед тем как попрощаться.

Полина на сына нарадоваться не может: последний месяц через день звонит и хвастается его успехами. Читать больше стал, а пакостить и шалить — меньше.

— Вот что горка чудотворная делает! — пошутила золовка. — Я с учительницей разговаривала: у Андрюшки нынче одни пятёрки будут! Так что мы вас ждём!

На мой взгляд, нельзя поощрять такое поведение: неправильно это, с друзей брать деньги, тем более в таком юном возрасте. Но, с другой стороны, ребёнок сам обеспечил себя карманными деньгами.

Полине ничего не скажу: её дело, как сына воспитывать. А вот с мужем поговорила, что когда у нас будут дети, мы не позволим им такого поведения. Дружба, в которую внесены товаро-денежные отношения, уже не дружба, а суррогат какой-то.

Пашка со мной согласился. Да, он построит горку для Племянника. А как Андрей будет этим добром распоряжаться — не наше дело.


«Как будет этим добром распоряжаться — не наше дело…»