«Им хорошо вместе…»

Мужчина зашел в автобус. Огромные линзы, сидящие на его носу были такими толстыми, что за ними не было видно глаз. В правой руке он держал жесткий поводок собаки-поводыря. Сенбернар. Большой пёс. Самой приятной наружности.

С переднего сидения вскочили сразу двое и уступили место. Мужчина постукивая палочкой, пытался разглядеть куда ему присесть. Одна из женщин встала и взяв его под левый локоть помогла. Рядом с ним устроилась и собака. Автобус отъехал. Это был междугородний рейс и люди приготовились подремать.

Но тут.

Тут с заднего сидения у одной из пассажирок из рук вырвался малюсенький котёнок. Он промчался, а вернее прокатился кубарем по проходу и остановился возле огромного пса. Люди сидящие в автобусе привстали и замерли.

Маленький котик был настолько мал, что цвет его сложно было определить. То ли рыжий, то ли серо-рыжий. Он широко расставил лапки, поднял трубой хвостик и каждая его шерстинка стала дыбом. Он пытался шипеть и рычать на противную собаку. Но получалось плохо. Вместо страшных и угрожающих звуков из его горла вырывалось жалобное мяуканье.

Автобус наполнился смехом. Хозяйка подбежала и подняв малыша отправилась с ним на заднее сидение уговаривая того по дороге успокоиться, но.

Но тот опять вырвался и бросился к сенбернару, чтобы выяснить кто тут главный. Котёнок разбежавшись со всей силы ударился об мощную лапу и отлетев назад жалобно мяукнул. Пёс опустил голову и лизнул малыша. Тот аж подскочил от возмущения. Он не мог позволить какой-то там собаке вести себя так неуважительно.

Махнув рукой женщина из последнего ряда пересела к слабовидящему мужчине и разговорилась с ним, время от времени повторяя попытки подобрать с пола не на шутку разошедшегося малыша, которого пёс облизывал.

Из автобуса они вышли вместе. Женщина вела мужчину с собакой под руку, а тот извинялся и отказывался. Но всё, как-то нерешительно. Судя по всему, ему было очень приятно внимание, которым он был не избалован.

Погода была изумительная. Солнышко ласково светило и птицы пели особенно красиво. Они шли по улице и лицо мужчины светилось от удовольствия. Ведь рядом с ним шла такая женщина. Такая.

Они стали встречаться. Вернее, она стала ходить к нему в гости под предлогом того, что котёнок требовал. Она боялась сама себе признаться, что этот стеснительный и практически слепой человек ей интересен, а уж он…

Он тем более не смел ей ничего сказать. Только иногда, просил позволения приблизиться и попытаться рассмотреть её лицо. Она очень смущалась и долго отказывалась, но потом соглашалась. Она не считала себя красивой, скорее наоборот. Работая терапевтом на приёме в поликлинике, времени накраситься у неё не хватало. Да и в зеркало она смотрела на себя с отвращением.

Через полгода, она договорилась с одним знакомым профессором-офтальмологом о встрече. Выслушав её, он согласился принять мужчину и посмотреть, чем можно помочь. Она летела к домой, как на крыльях, чтобы сообщить такую новость.

А он лежал у входа в подъезд с поломанной правой ногой, и ползал по асфальту, пытаясь собрать рассыпавшиеся розы.

Она бросилась к нему и опустившись на корточки подтащила к себе, приподняв его голову. Она крепко прижала к себе.

— Что же ты наделал? Зачем, зачем ты пошел за этими цветами?

Морщась от боли, он глядя на неё невидящими глазами сказал:

— Прости, пожалуйста. Очень уж хотелось тебе букет роз подарить. И до дома -то совсем немного оставалось. Чуть –чуть не дошел.

— Зачем. Зачем мне эти розы? — Плакала она, вызывая по телефону скорую помощь.

— Хотел тебе подарить. — Ответил он. — И сказать, что ты самая красивая и хорошая. А ещё хотел сказать, что если бы я был нормальным, то предложил тебе ко мне переехать.

Она обняла его и поцеловала.

— Я к тебе перееду. И ты нормальный. Самый нормальный из всех мужчин, которых я встречала.

Скорая приехала в конце концов, и увезла их в больницу. А через полгода, когда он смог ходить, она повезла его в клинику профессора-офтальмолога. Всё-таки, хорошо, дамы и господа, когда есть знакомые.

После операции его отвезли в отдельную палату. По знакомству. Она сидела возле него и боялась. Ей казалось, что когда он её увидит, то разочаруется.

Поэтому, когда с него сняли повязки, она отвернулась. Но на его радостный крик подбежала к нему.

Он видел. Не идеально. Но видел.

Она подошла к нему и сказала:

— Ну, вот. Видишь. Я совсем не такая красавица, как тебе казалось.

Он взял её за правую руку и притянул к себе. Потом обнял и поцеловал.

— Ты самая красивая на свете, — сказал он. — Нет красивее тебя.

А через неделю, когда глаза привыкли к свету, глазной нерв стал нормально реагировать, и зрительные центры в голове работали четко, его выписали. А если точнее, то их.

И они поехали к нему домой. Что я сказал, к нему?

Нет, нет. Конечно к ней. У неё была очень хорошая квартира. Большая и светлая. В самом центре города. От родителей осталась. Они были счастливы. Она устроила его в поликлинику, где работала на приёме, техником по ремонту чего-то там. Неважно. Важно быть вместе.

О чем это я вам тут рассказывал, дамы и господа? Сейчас, сейчас. Потому как, отвлёкся.

Ах, да. Конечно.

Рыжий кот вырос. Теперь они с сенбернаром были неразлучны. Вернее, он считал вредного и противного пушистика, своим ребёнком. А ребёнкам, как известно, всё разрешается. Поэтому, кот отбирал у своего большого папочки самые вкусные кусочки, и вообще первым подходил к тарелке с едой. Что пёс охотно ему разрешал.

По улице тоже гуляли вместе. Рыжему паршивцу купили самый красивый ошейник и длинный плетёный поводок. Кот шел впереди огромной собаки с высоко поднятым хвостом. Он был важен. Он был горд. Потому что, шел впереди этого пса.

А сенбернар. Облизывал своего сыночка. И разрешал ему абсолютно.

Ну, абсолютно всё. И если какие-то собаки смели гавкнуть издалека на его ребёнка, то бас и рык большого папочки быстро глушили любые возражения.

Короче говоря, все были счастливы.

Все. А что ещё надо в жизни? Ничего больше и не надо.

Им хорошо вместе….

Чего и вам желаю. От всей души!

Автор: Олег Бондаренко


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«Им хорошо вместе…»
«Как будто она стоит перед ним, как в ту ночь…»