«Идея-то с подарком хорошая у жены сына была, а какие последствия…»

Небольшая коробочка в тёмно-синей обёртке немного терялась на фоне остальных подарков. Зато её содержимое действительно сильно обрадовало нас с мужем: в ней обнаружилось письмо. Письмо нам со Славой от будущего внука или внучки.

Было приятно. Очень приятно. Жаль, что этот подарок имел последствия.

— Ты же сказала, что купила подарок для мамы и папы! Что это? — разозлился сын, увидев чем именно одарила нас его супруга.

Не стесняясь гостей, не пожалев чувства беременной супруги, при всём честном народе, как маленькую девочку…

В его словах была толика логики: такой подарок — известие о беременности, — можно подарить мужу, почему бы и нет? Да, немного наивно и странно преподнести подобный дар на тридцатилетие чужой свадьбы. Но и невестку можно было понять: она не со зла, наоборот, решила поделиться своим счастьем и с нами тоже. Тем более, внуков мы со Славой ждали с нетерпением. Спорный подарок, очень спорный, но нам понравился.

Я шикнула на сына, убежала следом за сорвавшейся с места невесткой. Успокоила, частично выслушала. Советовать ничего не стала, жалобы на сына мягко пресекла: не маленькие — пусть сами потом разбираются, никого не втягивая.

Жена сына такси вызвала, решила одна домой уехать. Разоряющемуся сыну намекнула, чтобы с женой ехал: приглашали их двоих — пусть вместе и уходят.

Сын всё извинялся. Перед нами, не перед женой. Поведал, что доверился супруге и выдал двадцать тысяч на подарок для нас. Предположил, что «сюрпризом», именно так сообщила ему жена о приготовленном ей подарке, стало ювелирное украшение, а вот оно как оказалось. Ещё плюс обман: ему сказано было о том, что подарок куплен.

Они уехали. Слава начал сглаживать неловкость перед гостями за эту сцену рассказами о моей беременности. Все втянулись, через десять минут и думать о произошедшем забыли.

Когда банкет закончился, и мы с мужем поехали домой, я хотела позвонить невестке, но не стала: вдруг мирятся, а тут я со своим звонком?

Сын приехал к нам на следующий день. Один. Привёз подарок. Отцу досталось крепкое рукопожатие, мне повезло больше — золотые серьги. Сын сказал, что всё хорошо, они с женой поговорили, попросили друг у друга прощения.

История получила немного неожиданное для меня продолжение: в жене сына я разочаровалась. Хорошо, что мне с ней не жить.

Мы с мужем подумали, и решили: раз в семье сына скоро будет пополнение, то надо им помочь с приобретением квартиры побольше. В однокомнатной квартире всё-таки с ребёнком тесновато. Посчитали, какую сумму мы смогли бы выделить на это дело. Так как решать не нам, я позвонила сыну, чтобы пригласить их с супругой к нам в гости. Там бы всё обсудили.

Сын не отвечал. Набрала невестку. И вылился на меня ушат помоев.

Во-первых, я могла бы не открывать её подарок в ресторане. А то получилось, что из-за меня она с мужем поругалась.

Во-вторых, я должна была сразу пресечь недовольство сына во время юбилея. На правах матери.

В-третьих, я, зная о её положении, и о том, что дети — удовольствие дорогое, взяла серьги. Оказывается, я должна была позаботиться об их семейном бюджете и гордо отказаться. Как должны были быть связаны мой отказ и бюджет — не совсем ясно: насколько я знаю, ювелирные украшения нельзя вернуть в магазин. Могу ошибаться, но, вроде, так.

Скажем так, после подобных слов, я как-то забыла озвучить приглашение. Нет, невестку и раньше немного заносило не туда, но чтобы её слова звучали настолько обидно — такое было впервые. Даже приятный флёр от её подарка куда-то испарился, будто и не было. В конце концов, в ситуации с подарком есть и её доля вины: как минимум, она могла посоветоваться со своим мужем. Наоборот, это я должна выражать недовольство: устроили не пойми что в такой важный для нас со Славой день.

После завершения разговора ко мне подошёл муж. Поинтересовался, когда их ждать? Я пересказала ему разговор. Слава разозлился, решил, что невестка, на фоне беременности, слишком многое себе позволила. Я склонна согласиться с мужем: была явная попытка прогнуть меня под себя в расчёте, что вокруг беременной невестки я буду хороводы водить.

Через несколько дней при личной встрече с сыном, без меня, Слава жёстко высказался, чтобы сын оградил меня от словоизлияний супруги. Мол, не позволит никому портить мне настроение, есть у невестки мать — пусть она там свой характер демонстрирует.

Сын, видимо, поговорил с женой. Начались сообщения от неё, что я хочу разрушить их брак и всё подобное. Разговаривал с сыном Слава, а виновата опять я.

Прошло пару месяцев, жена сына успокоилась, приехала с извинениями. Списала всё на гормоны и стресс. Простить — простили, но жирную галочку поставили.

Внук родился, живёт с родителями в однокомнатной квартире, они от него шкафом отгородились. Чем невестка весьма недовольна: с надеждой смотрит в нашу сторону, не забывая тяжело вздыхать и жаловаться на маленький метраж квартиры. Жаль их. И внука жаль. Но она сама виновата. Хорошо, что тогда даже заикнуться о помощи не успели, сейчас бы не отмылись.

Сейчас сижу и думаю: идея-то с подарком хорошая у жены сына была, а какие последствия…

Записано со слов Ксении Х.


«Идея-то с подарком хорошая у жены сына была, а какие последствия…»