«Хотя все считают его хамом…»

Все привыкли праздники у Ларисы справлять. Потому что так было всегда — как школу закончили, так у нее и собирались. Все девочки из класса. А потом уже — молодые женщины. Во-первых, Лариса жила в собственной квартире. Мама у нее умерла, а папы не было. И Лариса удивительно хорошо готовила, хотя продуктов тогда почти не было — по карточкам давали. Но Лариса из ирисок и кукурузных палочек умела делать торт; делала и селедку под шубой, рыбу под маринадом, пирожки с капустой, для которых надо было тесто три дня расстаивать, изумительные запеканки, — сложные блюда. Из простых продуктов. Ну, и свои карточки она тратила. И свои деньги — но про это как-то никто не думал. Вино принесут — и ладно.

Все любили ходить в гости к Ларисе. И она любила гостей, угощала до отвала, стол просто ломился. А она сидела в уголке и поминутно вскакивала, чтобы принести соус или масло взбитое. Свое масло — тогда давали его мало. Она тратила все свое. И иногда тоже включалась в беседу, что-то хотела рассказать, но раскрасневшиеся девушки ее перебивали и громко хохотали над вольными шутками. И Лариса краснела — она была старая дева. А все уже замуж повыходили, и многие стали мужей приводить в гости. И мужья тоже закусывали и выпивали, и курили, и смеялись. И детей стали приводить постепенно — бывает же, что не с кем оставить. А Лариса работала лаборанткой. И почему-то никто не думал, что ей трудно — все это было в порядке вещей. И рассказы о своих семьях — тоже. И жалобы на мужей и детей — постоянно раздавались. И даже бывали ссоры. И Лариса всех пыталась мирить.

Поскольку это были мои знакомые, я раза два была в гостях. Без семьи. И на кухне помогала Ларисе раскладывать пирожки на блюдо — она их из духовки достала. А из комнаты раздавался гвалт и хохот. И детский визг… И у Ларисы с головы упал парик. Я все поняла: почему она такая бледная и худая. И почему ничего не ест. Она парик надела и стала смотреть в окно. На деревья и весенний вечер. И сказала, что болеет еще со школы. И у нее никогда не будет ни детей, ни мужа — это точно. Никогда. И надо жить для других, радовать людей, делать то, что умеешь — например, готовить вкусно. И приглашать в гости. И детей забавлять. Раз своих никогда не будет. В общем, мы расплакались и обнялись. И я поклялась никому не рассказывать про болезнь. Хотя все это было очень, очень тяжело. И я потом одна приходила, фрукты приносила, еще что-то — я сама была бедная. И дочка маленькая — и оставить особо не с кем. Все было очень грустно.

Пока эта Лариса у себя на кафедре не познакомилась с Витей. Таким краснощеким деревенским парнем, он заочно учился на агронома. И этот богатырь первым делом без всякой лирической грусти выгнал гостей, грубо заявив, что нечего ходить с пустыми руками в чужой дом. Наорал на курящего мужа одной дамы. Сделал замечание визгливому мальчику, который прыгал на кровати. В общем, в дом только меня пускали, и то — по предварительной записи. На день рожденья. Да я и не люблю в гости ходить. И ровным счетом ничего плохого с Ларисой не случилось! Волосы выросли. Сама она пополнела, мягко говоря. И по сей день жива-здорова. А детей они взяли, но это неважно, где. Есть дети!

Так неожиданно кончилась эта грустная и лирическая история. И я все думаю — а может, дело в наглых и обжорливых гостях? Которые ели и пили в три горла и не щадили чужих чувств? И на кровати прыгали, и курили в комнате? Не знаю. Но мне лично Витя очень понравился. Хотя все считают его хамом…

Автор: Анна Кирьянова


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«Хотя все считают его хамом…»
«И не звони нам больше! Папаша…»