«- Хочу зарплату в миллион!…»

— Хочу зарплату в миллион! — Федя хотел сказать начальнику эту фразу только для того, чтобы тот покрутил пальцем у виска, и в тот же день дал ему расчёт, но испугался и сказал: — Хочу зарплату в двести тысяч!

Начальник после таких слов замер, прислушался к чему-то, потом встал из кресла, подошёл к двери, приоткрыл её, посмотрел, никто ли их не подслушивает, и шёпотом сказал Фёдору:

— Чего же вы раньше мне этого не говорили?

Федя пожал плечами.

— Не знаю…

— Значит, ровно двести? – уточнил начальник.

— Угу…

— В месяц?

— Да…

— Надеюсь, не долларов?

— Не… Рублей…

Фёдор не понимал, к чему клонит его начальник. Неужели он согласится на его требование? Недавно Федя нашёл себе новую работу на двадцать тысяч рублей в месяц. Но здесь ему платили – вообще — пятнадцать.

— Н-да… — Начальник сел опять в своё кресло, и внимательно посмотрел на своего сотрудника. — Сколько вам лет?

— Пятьдесят восемь…

— Понимаю… — Начальник покрутил шеей так, как будто ему сильно давил воротник рубашки. – Предпенсионер… По новым законам просто так уволить я вас не имею права. Кстати, вы знаете, сколько я зарабатываю?

— Двести пятьдесят.

— Ага… То есть, я должен платить вам почти столько же, сколько получаю сам. Я с нуля поднял это предприятие, пашу с утра до вечера, а вы, если мне не изменяет память, меняете лампочки и розетки. Приходите два раза в неделю, на пару часов. Так?

-Угу… — в который раз кивнул Федя, и зачем-то сказал: – Пятнадцать тысяч – это очень мало… Если бы хотя бы мне бы платили бы, ну… так… тысяч тридцать пять… Я ведь ещё и предохранители меняю, и… это… ещё по электрике всякой… Электрик — это же специальность! Ну, хотя бы тридцать…

— Ну, уж нет! – Начальник хитро погрозил ему пальцем. – Знаем мы таких. Я вам назначу тридцать тысяч, а завтра вы станете просить триста… Так?

— Почему? – не понял Федя.

— Потому что это психология. Вы же просите у меня двести тысяч… Хотя — двести, это нормальная зарплата… Но работу вам придётся выполнять другую… Совсем другую…

— Это ещё какую? – насторожился Федя.

— А которую сейчас выполняет Михаил Константинович, ваш непосредственный начальник. Мы его сегодня же уволим…

— Да вы что?! – Феде стало немножко плоховато. – Он же, того… Он справляется…

— Ну и пусть. Зато ему всего тридцать лет! И увольнять его можно хоть каждый день.

— Нет! — Федя решительно затряс головой. – Не нужно мне его работы! Он же с предприятия не вылазит? Жены месяцами не видит. Всё на нём – и металл, и запчасти, и сбыт, и ремонт…

— О! – воскликнул радостно начальник. – Да вы разбираетесь! Такие слова знаете! Всё, решено! Завтра одевайте красивый костюмчик, ботиночки, ну и… Побрейтесь обязательно… К нам тут такие важных персоны заходят!

— Да вы чего, с ума сошли?! – Федя вскочил со стула. – Я вообще ни в чём не разбираюсь! Ничего не знаю, и знать не желаю. Михаил Константинович, я помню, пришёл сюда чёрнявым как смоль, а за три года — вон как поседел… Я так работать не хочу!

— Ну почему?! – почти умоляюще воскликнул начальник. – Это же так просто! Работать как вол, и двести тысяч каждый месяц — в кармане!

— Да ну вас… — Федя махнул рукой и покинул кабинет.

На следующий день его тихонечко уволили, с такой формулировкой: «Трудовой договор прекращен ввиду отказа работника от продолжения работы в связи с повышением ему зарплаты до максимального уровня»…


«- Хочу зарплату в миллион!…»