«Хочется всего хорошего за чужой счёт…»

С Катей я был знаком со школы. Училась на класс младше, но особо ничего интересного я о ней не знал до 11 класса. Пока она меня не пригласила на медленный танец.

Вроде интересная девчонка, симпатичная и весёлая. Мне такие нравятся.

На этом завязалась наша недолгая дружба. Я пригласил её на прогулку. Мы долго гуляли, было лето, поэтому я не чувствовал каких-либо стеснений. Денег карманные у меня были, но сразу тратить их на девушку смысла я не видел.

Погуляем, узнаем друг друга получше.

Первая прогулка в конце превратилась в плохую. Девушка спустя какое-то время перестала со мной нормально разговаривать, а только коротко отвечать на вопросы. А потом и вовсе выдавила:

«Мне пора»

И без комментариев убежала. На какое-то время наше общение переместилось только в рамках школы.

Потом позвала сама, да только недовольно всю прогулку кривила лицо. Так и кончилась наша дружба, не начавшись. Мне, как человеку, подобное поведение было не очень приятным.

Но потом мы снова встретились, но уже повзрослевшие, опять разговорились и решили попробовать сходить на свидание. В этот раз я сразу пригласил девушку в кафе и общение пошло на удивление хорошо. Хотя, неудачный опыт семилетней давности я запомнил.

Катя рассказала, что не работает, и на данный момент живёт с родителями. Вышла рано замуж, но не сложилась жизнь и пришлось разойтись. На тему образования сказала, что получила юридическое. Только по специальности не работала ещё.

«Как-нибудь потом»

Потом ещё одна встреча, снова разговоры. Катя интересовалась моей жизнью, узнавала о работе и жизни. Повеселела девушка и разговор пошёл охотнее.

Завязался небольшой роман, Катя мне нравилась, и я старался это показать.

Но с каждой встречей требования у дамы повышались. То дома есть она не хочет «пойдём в кафе», то потом и кафе не очень, «надо ресторан». Лично меня это начало напрягать.

Я не против покормить девушку в кафе, но не каждую встречу.

«Слишком жирно», – сказала бы я, но я был скромный.

Начались ссоры, споры на почве «ты не любишь меня, в кафе не водил».

Продолжалось это полгода, Катя продолжала не работать и жить с родителями. Начала намекать мне о «совместном быте».

– Приходишь домой, а тебя кто-то любимый дома встречает. Разве не хочется так?

Я пожимал плечами и молчал. Катя обижалась и на то, что я не развиваю эту тему. В итоге, заговорила она сама.

– Давай я к тебе перееду, быт будет легче совместный вести.

– Я не против, только тебе придётся устраиваться на работу. Быт совместный будет легче вести работая.

Её это жутко оскорбило. И началась истерика. Она мне припомнила и то, что не во все кафе я её сводил, и то, что подарки дорогие не покупаю и то, что цветы редко дарю. Мол, хочу хорошо жить, а ты мне этого не даёшь.

– А ты много мне что подарила, Катя? – не выдержал я.

– Как? Себя!

Я рассмеялся. Ах, эти дарительницы себя! Хорошо жить хочет, а работать нет.

В итоге, закончилось тем, что меня обозвали жмотом и скупердяем.

–Я это ещё в десятом классе поняла, когда ты меня в кафе не сводил.

Расстались мы с Катей жутко недовольные друг другом. Потом мне ещё многие знакомые рассказывали, как она обо мне нелестно отзывается и слухи распускает. Я лично посмеялся и забыл.

После нашего расставания прошло уже пять лет, а Катя до сих живёт с родителями, не работает и, видимо, мечтает о хорошей жизни.

А ей всего лишь надо было прекратить ждать от других подачек и начать работать самой. И всё бы сложилось у Кати хорошо. Но нет, хочется всего хорошего за чужой счёт.


«Хочется всего хорошего за чужой счёт…»