«Грустный Новый год…»

У одной девочки был грустный Новый год — у неё бабушка Вера yмeрлa. Тихая седая старушка в очках, маленькая и худенькая. И yмeрлa тихо, никого не побеспокоила. Прямо под Новый год…

Жили тесно тогда. Две комнатки; а в них мама, папа, девочка и бабушка. В крохотной комнатке, где раньше девочка с бабушкой жила, осталась одна девочка. Танечка ее звали.

В этой же комнатке и маленькая елочка стояла. Грустная тихая елочка с серебряной мишурой — словно с сединой. А бабушкино кресло опустело. Комнатка освободилась… Прошла неделя.

Родители ушли на работу, тогда каникул для взрослых не было. Жизнь продолжалась, неважно, праздники или пoxoроны. А Танечка осталась дома одна. Тогда это нормально было: есть же игрушки, кукла и зайка. И есть полподарка в целлофановом пакетике; ещё остались конфетки и печеньице.

Танечка сидела на стуле и смотрела на пустое кресло. Плакала по бабушке. Бабушка рассказывала сказки про ангелов и про добрых зверей. Песни пела. Слушала истории Танечки про детей со двора.

Баба Вера обнимала Танечку и гладила сухонькой ладошкой по голове. А теперь девочка осталась одна. Только Танечка, елочка и пустое старое кресло…

И тут в комнатке появилась девочка в длинном платьице. Не в таком, как у принцесс; простое длинное платьице с пояском. И платочек на голове беленький. Девочка была такая милая, тихая. Она улыбнулась Танечке и пригласила играть.

Девочка ни слова не сказала, но Таня отлично понимала ее речь. И так же ей отвечала, этой милой девочке. Они вместе играли с куклой и с зайкой. И тихонько водили хоровод у ёлочки; вдвоём тоже можно хоровод водить, если взять зайку.

Девочка села потом в кресло, ножки в ботиночках болтались. И рассказывала Танечке чудесные сказки про ангелов. Необычайные; все было видно, все взаправду происходило!

На улице стемнело, а в комнатке было светло от девочки. И необычайная тихая музыка лилась откуда-то. Девочка сказала, что не надо сильно плакать по бабушке. С ней все хорошо! И она тебя любит!

Девочки играли, а потом Танечка сама не заметила, как уснула прямо на стуле. Мама пришла с работы, а дочка спит!

Танечка попыталась рассказать про чудесную девочку; но мама и слушать не стала. Некогда было. Надо обед варить. Хороший сон, Танечка, — вот так она сказала. И девочка больше не стала рассказывать. И сама немного поверила, что это был сон…

А потом, много-много лет спустя, седая худенькая Танечка смотрела на старые фотографии в компьютере. Она получила от родственников часть архива. И вдруг так тепло стало на сердце! Такая радость появилась в душе!

Со старого снимка смотрела и улыбалась маленькая девочка в длинном платьице с пояском и в ботиночках. В белом платочке! Это же та самая девочка! Это же она!

Это бабушка Вера и была. Танечка никогда не видела ее детскую фотографию; ещё дореволюционную. Но девочка Вера смотрела на внучку и улыбалась. А на заднем фоне видна была рождественская ёлка со свечами. И красивая надпись с «ятями»: «Поздравляем с Рождеством Христовым!».

И тоже было Рождество. Снова были елки и колокольный звон. Был большой дом и большая семья. Пятеро внуков бегали и играли у наряженной елки.

Танечка смотрела на девочку и улыбалась. А девочка улыбалась ей в ответ, — и мысленно говорила про ангелов. И про прекрасный мир, где мы снова будем играть и улыбаться, и получать подарки, и петь прекрасные песни под прекрасную музыку.

Эту музыку иногда можно услышать в звоне колоколов. И увидеть свет — на минутку увидеть свет от рождественской звезды. Это близкие передают нам радостную весть и подарок — Надежду. Любовь. И Веру.

Автор: Анна Кирьянова


«Грустный Новый год…»