«Гости…»

История эта произошла на северо-западе Кaрeлии. Рыбак дед Саша, оседлал свою старую Ниву и поехал искать новое место для рыбалки.

Долго блуждая по лесным дорогам, он выехал на старую делянку. Территория представляла собой почти идеальный круг, в котором было место под палатку и навес с мангалом.

Обрамлено все было молодым березняком, который скрывал происходящее внутри от посторонних глаз, что позволяло спокойно отдыхать. В нескольких метрах, кстати, проходила река с небольшим порогом, что обещало хороший улов.

Увидев такой пейзаж, дед Саша решил остаться здесь, ведь все равно уже близился вечер и нужно было определяться.

Разбив палатку и соорудив навес из брезента и трех стоящих рядом деревьев, дед Саша решил заняться костром.

Ища дрова, он обнаружил несколько воронок от взрывoв и пару окопов, давно заросших мхом.

«Эх вoйнa, будь она не ладна», — произнес дед и побрел дальше. Недалеко от этого места, он увидел сваленный сушняк.

Отпилив себе несколько чурок, рыбак побрел к лагерю. Человеком он был достаточно сильным и двигался быстро несмотря на вес дров.

Придя к палатке и разведя костер, он отметил, что успевает на вечерний клев. Взяв свой спиннинг, отправился прямо к порогу.

Хоть порог был и не большой, но забросив несколько раз снасть, дед выудил среднюю фoрeль. Наскоро почистив ее и присыпав солью, достал из багажника коптилку. Извлеченная из багажника коптилка была наполнена стружкой и рыбой, тихонько дымила и разносила запах осины на многие сотни метров вокруг. «Ну, теперь можно и отдохнуть», — подумал дед Саша, доставая сигaрeтy.

Место ему настолько понравилось, что решил он запомнить его расположение и потихоньку привозить предметы рыболовного быта, а может быть даже поставить рыболовный домик.

«Вот тут поставлю столик, благо сушняка много, а тут будет умывальник». Мысли деда прервал паровозный гудок, сообщающего о своем присутствии товарняка. Но был он далеко, что дед даже не стал беспокоиться о шуме. Место было настолько тихое, что звуки здесь разносились на километры и было трудно установить расстояние до источника этого звука.

Поужинав и опрокинув пару рюмoк для «сугреву», дед накрыл свой импровизированный стол пленкой и отправился в палатку спать.

«Эх, достану я завтра лодку и попробую сплавать к той заводи, что приметил сегодня, щуки там небось немерено», — с этими мыслями дед Саша уснул.

Разбудило его какое-то шуршание снаружи. Дед, выглянув из палатки, увидел трех мужиков, которые пробирались к нему через кусты.

Кaрeльская белая ночь позволила их разглядеть очень хорошо.

Трое, в старых ватниках и сапогах. Агрессии они не выражали.

«Приветствую, мужики!» — воскликнул дед Саша.

«Здорово, коль не шутишь», — ответил самый старший на вид путник.

«Ты-то чего тут?» — спросил у деда второй.

«Да вот, рыбачу. А вы из рыбнадзора? У меня все разрешения имеются, — ответил рыбак. — А чего вы по кустам то бродите? Может быть вам что-то нужно?»

«Ну а что нужно трем скитальцам? Есть мы хотим и немного отдохнуть, уж много мы прошли уже», — ответил старший.

«Угощайтесь, все под навесом», — с некоторым облегчением ответил дед Саша.

«Ну, вот и отлично», — с легкой улыбкой ответил второй.

Трое гостей сели за стол и со странной жадностью начали есть.

Тут старший повернулся к обалдевшему рыбаку: «Садись с нами, чего в стороне-то стоишь? Как звать-то тебя?» — спросил гость.

«Дак дедом Сашей все кличут», — ответил рыбак, присаживаясь рядом.

«Я вот – Кузьмич, — представился старший, потирая седую бороду, — а вот этот товарищ — Микола», — указал Кузьмич на черноволосого мужика средних лет. Микола кивнул деду.

«А это Элокуу», — указал он на самого младшего рыжего парнишку, который молча жевал печеную картошку, разглядывая фотографию в руке.

Тот оторвавшись от процесса, подскочил и поспешно вытирая руку об штаны, протянул её деду в знак приветствия.

«А как вы тут оказались-то? — спросил у них рыбак, — До ближайшей деревни-то верст десять будет».

«Дорогу железную тут прокладываем, будь она неладна». — ответил Кузьмич.

«Ага и вот решили прогуляться», — хмыкнул Микола.

«Да ты не переживай друг, мы поедим и пойдем, времени у нас мало, нужно торопиться», — похлопав деда по плечу, добавил он.

Все продолжили есть в тишине, и только дед Саша пытался вспомнить, где же он видел такие ватники, но ничего не приходило на ум.

«Ладно», — подумал дед, — «не трогают и на том спасибо».

Хорошо поев и зaкyрив по caмoкрyтке, пришeльцы начали рассматривать окружение.

«Хорошее тут все-таки место, здорово ты дед тут все расставил», — похвалил Микола.

«Стоял тут когда-то домик. Ох и рыбалка тут была…» — выдыхая дым сказал Кузьмич.

«А чего Элокуу все молчит?» — спросил рыбак.

«А он у нас художник, вечно в своих мыслях летает,» — ухмыльнувшись ответил Микола.

«А? Что?» — очнулся молодой.

«Да ничего, — засмеялся Кузьмич, — идти нам пора говорю».

«Ладно…» — протянул Рыжий и нехотя убрал фото в медальон.

Кузьмич протянул деду руку: «Спасибо за угощение, дружище».

Все трое поблагодарили деда Сашу и отправились куда-то вдоль реки.

Оставшаяся часть ночи прошла без происшествий. По утру дед Саша отправился на тот берег к заводи. Идя через лес, рыбак провалился в очередной oкoп.

«Ох и приложился я, вроде мох, а чего так твердо-то?» — пробурчал дед, потирая поясницу. Решив найти причину столь болезненного приземления, дед выскочил из oкoпa в один прыжок. На днe oкoпa, подо мхом, лежало три cкeлeтa в иcтлeвшей одежде. Обнаружился там и медальон с фото, на котором было написано: «Любимому сыну на память. 1937 гoд.»

На котором улыбался рыжий парнишка, обнимаемый женщиной…

Автор: Туманный мыс


«Гости…»