«Главное простили друг другу…»

-И что ты теперь делать собираешься? Может стоит подумать об отце ребенка? Поженитесь, будете вместе воспитывать — Люба не знала, как помочь подруге. Та горько рассмеялась — Ты уже и сказочку придумала для меня. Ухожу от старого к новому мужу. Не получиться, Любаша, я даже имени его не знаю. Чего так смотришь? Да вот такая у тебя безалаберная подруга. Я в командировке была. И че то так вечером накатило, что я в баре лишнего выпила. А он рядом со мной за стойкой сидел и когда я покачнулась, предложил до номера проводить. А потом как какое то затмение нашло. Ты же знаешь я никогда, а тут крышу напрочь снесло. А через месяц поняла, что попалась. А что делать буду? Наверное на прeрывание пойду, пока Игорь не догадался —

Люба взвилась — Да ты что? Совсем уже. Я же знаю как ты детей хотела. Как моих баловала, да тискала. Ты для них самая любимая тетя Маша. Не делай этого, рожай. Это твой последний шанс, стать матерью. А что сорок уже, не думай. Многие и в пятьдесят рожают и ничего. А Игорь? Если не примет, уходи. Я тебе обязательно помогу, чем смогу. Все у тебя, Машка, хорошо будет, вот увидишь, ведь дети это счастье —

Машу из роддома забирала Люба с мужем. Игорь как узнал, взбесился. Обозвал Машу гулящей и предательницей. Собрал свои вещи и уехал к другу куда то на Север. На удивление беременность Маша выдержала легко. Даже работала почти до самых родов. Строила планы на будущее. Родит, до года дома посидит, потом няню найдет и к работе вернеться. Ведь она мамой одинокой будет, помогать никто не будет.

Но маленький Артем, оказался неспокойным ребенком. Не спал по ночам, засыпал только на руках. Молоко пропало почти сразу и пришлось переходить на смеси. А у него то колики, то сыпь. Маша превратилась в тень с синяками под глазами от недосыпа. Люба приходила почти каждый день, помогала. Сидела с Артемкой, пока Маша спала. Но у нее и своя семья была и там она тоже нужна. А потом еще и муж заболел, пришлось по больницам побегать.

Со всеми этими хлопотами Люба вырвалась только через неделю к подруге. Та была не в духе. — На — сунула она исходившего криком ребенка Любе — Бери его и уноси куда хочешь. Не могу я так больше. Все жилы из меня вытащил — Люба растерялась и попыталась Машу уговорить — Ну прости, что не могла раньше прийти. У меня Сережка заболел тяжело. Я и сейчас буквально на полчаса забежала. Времени совсем нет. А Артемка просто чувствует твое настроение, поэтому и плачет.

Давай ты успокоишься и все в норму придет — Маша забрала сына и зло сказала — Ты во всем виновата. Ты заставила меня рожать и от Игоря уйти. Теперь я поняла какая ты. Ты просто мне всегда завидовала. У вас денег постоянно не хватало, а мы и в рестораны и на море. У меня шубы, а у тебя куртка на рыбьем меху. Вот ты мне и отомстила, разрушила мою жизнь. Уходи отсюда и не приходи больше никогда. Видеть тебя не желаю — Люба расплакалась от обиды и ушла.

Прошло семнадцать лет. Люба с мужем были вынуждены были уехать из города. Врачи посоветовали свежий воздух, желательно деревенский. Они купили добротный дом, развели хозяйство, а в город ездили только по делам. И вот сегодня Люба приехала в пенсионный, надо было заявление написать. И неожиданно встретила Машу. Она шла по тротуару с молодым парнем, который бережно поддерживал ее под локоть.

-Люба, ты ли это? — обрадовалась Маша — Куда ты пропала? — Люба немного смущаясь, рассказала про дом в деревне. — Не узнаешь? — подруга подозвала юношу, который стоял в строне. Люба покачала головой. — Да ты что, это же мой Артем. Смотри как вырос ребенок мой — с гордостью сказала Маша и потянула подругу на скамейку.

-Ты прости меня, Люб, за те слова. Я тогда не знаю, что на меня нашло. Когда в себя пришла, хотела тебе позвонить и извиниться. Но тут Игорь приехал с извинениями. Попросил прощения, сказал что так и не смог меня забыть и хочет ко мне вернуться. Взял Артема на руки и сказал, что будет ему хорошим отцом, ну я и растаяла. А когда спохватилась, что так и не извинилась перед тобой, найти не смогла. Квартиру вы же продали. Хочу сказать тебе самое главное, подруга ты моя дорогая. Спасибо тебе, что не дала мне сделать непоправимое. Я жизни не представляю без сына. Иногда так страшно становиться от мысли, что тогда могла от него избавиться. А ты права была, когда говорила, что дети это счастье —

Они еще долго разговаривали на той скамейке. А потом опять разошлись уже навсегда. Но главное они простили друг другу все обиды и оставили все в прошлом.


«Главное простили друг другу…»