«Это был Крот…»

У Михалыча сильно подгорало. Целая грядка моркови безвозвратно потеряна. А для такого заядлого садовода как Михалыч, это было личной трагедией. А всё потому, что в душе он был перфекционистом и терпеть не мог хоть малейшего беспорядка. А тут столько труда насмарку.

Крот (а это был он) устроил на месте его любимого участка строительную площадку.

«Ещё и всех червей сожрёт, гад» — подумал Михалыч, жалобно глядя на поруганные святыни.

А червей он разводил особенно тщательно. Были у него и матросики, и кольцевые, и даже калифорнийских покупал. Те, по слухам, выдавали чуть ли не вдвое больше биогумуса.

С печальной миной на лице он стал как мог устранять беспорядок, учинённый на вверенном ему участке. Не успел докопать грядку, как услышал голос Семёна. Семён работал охранником на их дачах и как раз делал обход территории. Михалыч окликнул Семёна и стал жаловаться тому на судьбу — злодейку. Выслушав товарища и посочувствовав для проформы, сторож вдруг вспомнил, какую замечательную на вкус ягодную настойку готовит Михалыч. И тут же решил помочь старому другу, всего лишь за литр настойки. Причём гарантировал стопроцентное избавление от вредителя.

Зная о кротах лишь то, что те живут в земле и не любят воду, он тут же предложил его искупать.

На что сам Михалыч, конечно же, согласился не раздумывая. Ему до этого с кротами не приходилось бороться, но про заливание кротовьих нор он слышал. Пока хозяин разматывал водопроводный шланг, Семён лопатой быстро докопался до норы злодея. Просунув шланг в отверстие, они открыли кран и стали ждать результатов.

Ждать пришлось долго. Проклятая нора заполняться не желала категорически. Ждать становилось трудней и потому Семён предложил разбавить тягостное ожидание настойкой. Жутко переволновавшийся хозяин отказываться не стал. И быстро соорудил походный столик с перекусом и ягодной настойкой. В предвкушении праведного возмездия они уговорили бутылочку и уже настроились на минорный лад.

Но тут баба Варя (соседка по даче) с криком ворвалась на участок борцов с кротами.

—Ах вы ж, нелюди! Вы что творите, окаянные! Болото мне устроили!

Ничего не понимающие мстители лишь развели руками.

— Баба Варя, ты о чём? — искренне не понимали они.

Оказалось, что вода через нору пошла на расположенный ниже участок соседки, и там уже действительно образовалось небольшое озеро.

— Впору карасей выпускать, — не подумав, ляпнул Семён. За что был нещадно бит полотенцем. Позорным образом избежав экзекуции, он вернулся к Михалычу, лишь когда Баба Варя ушла восвояси.

Немного посовещавшись, незадачливые борцы с кротами решили опробовать электрошок. Семён убежал за трансформатором. Который вскоре и приволок на садовой тележке. Немного помудрив с проводами, он все же подключил его и вставив длинный штырь в землю, велел хозяину воткнуть вилку в розетку.

От промокшей земли тряхануло их знатно. Слегка отдышавшись, Михалыч высказал сторожу всё, что он о нём думает. Не забыл и о родителях Семёна. Для того, чтобы успокоится, пришлось сходить за настойкой. В лечебных, так сказать, целях. После второй рюмки ошибка в расчётах была найдена. И они решили продолжить научный эксперимент. Переобувшись в резиновые калоши, они с ногами залезли на стулья, после чего включили устройство.

Сразу отмечу, что ни один крот в округе не пострадал. Чего не скажешь о подстанции. Свет вырубился качественно. Целую неделю местный электрик вдумчиво и неспеша материл последователей великого Теслы. Семён внезапно заболел и не появлялся на работе. А Михалыч, сидя в кресле при свете старой керосинки, пил чай, приготовленный на самоваре бабы Вари и слушал её непрекращающиеся нравоучения.


«Это был Крот…»