«Если бы у неё были дети, она бы меня поняла!..»

Соседка перестала здороваться. Мимо ходит, лицо кирпичом делает или отворачивается. Я с ней раз поздоровалась, второй, третий… Потом плюнула и тоже стала мимо проходить.

Соседке 29 лет, по образованию Алёна учитель математики, но она никогда и нигде не работала. Алёна — профессиональная декретница, мама трёх дочерей и заботливая жена.

По крайней мере, так она всегда себя позиционировала. На третьем ребёнке они решили остановиться, и сразу после выхода из очередного декрета Алёна собралась на работу в школу неподалёку.

Мы с ней не ругались и не ссорились. Вели себя тихо-мирно: гостей не приводили, музыку громко не слушали. Чем я могла ей не угодить?

В понедельник утром муж поехал на работу. Машину он паркует у нас под окном, поэтому звуки скандала я услышала. Орала Алёна, держа на руках свою младшую дочь.

Муж что-то сказал ей в ответ, сел в машину и уехал. Алёна показала ему вслед неприличный жест и зашла в подъезд. Проходя мимо нашей двери, она по ней пнула.

Я позвонила мужу. Меня жуть как интересовало — что это было?

— Ты у неё деньги не занимала? — первым делом спросил Вадик.

— Нет. Что ей надо было?

— Сказала, что мы ей должны, и требовала, чтобы я свозил её в детскую поликлинику. Типа, если бы не ты, у неё были бы деньги на такси. Точно не занимала?

— Точно.

Поговорив с мужем, я задумалась: хочет соседка ходить мимо и не здороваться — её дело. Но устраивать сцены моему мужу и пинать нашу дверь? Я оделась и пошла к ней разговаривать.

— Деньги пришла отдать? — с порога начала она.

— Какие деньги? Может, объяснишь?

— Мой муж за тебя в магазине заплатил. А ты вернула только половину!

Помню, было дело: Артём, муж Алёны, как-то меня выручил. И, если подумать, здороваться соседка перестала как раз после того эпизода. Но я рассчиталась! Полностью!

Дело было так: набрала я треть корзины, пришла на кассу и поняла: кошелёк остался дома. Отказалась от покупки, кассирша начала делать отмену. В это время на кассу подошёл муж Алёны. Узнав, что я деньги дома забыла, он предложил оплатить мои покупки.

Снова всё было пробито, Артём заплатил по чеку 900 рублей, запомнил, сколько я ему должна, и мы пошли в сторону дома. Там я забежала в свою квартиру и рассчиталась с соседом, дав ему 500, что на 30 рублей больше, и отказавшись от сдачи мелочью.

Я рассказала это Алёне, ожидая извинений. Но просить прощения она и не подумала. Наоборот, она принялась доказывать, что я должна была отдать все 900 рублей.

Я ей ещё раз объяснила, что моими была только часть покупок, за которую я полностью рассчиталась с её мужем.

— Не было там его покупок! У него в мобильном банке две смс-ки из магазина: первая на 480 рублей, вторая — на 900. Домой он принёс один пакет! Это значит, что вторая покупка на 9 сотен — полностью твоя! Ты нам недоплатила! — твердила Алёна, как заведённая шарманка. — Из-за тебя мы вовремя в больницу не успеем! На такси — денег нет, а твой муж-удод нас не повёз!

Мужа-удода я не простила и наговорила кучу ласковых в ответ. Поняв, что с ней разговаривать бесполезно, я решила вечером поймать Артёма:

— Что ты купил на 480 рублей в тот день, когда помог мне с оплатой на кассе? — сразу в лоб спросила я.

— А ты откуда знаешь про 480 рублей? — опешил Артём.

Я поведала ему об истерике Алёны, её финансовых притязаниях и двух смс-ках из банка.

— Вот дура! Она в тот день за час до меня в магазин ходила, с моей картой!— плюнул сосед. — Сейчас я с ней поговорю.

Разговор соседей слышал весь подъезд: они кричали, как потерпевшие. В открытую Алёна свою неправоту так и не признала, по-прежнему ходит и делает морду кирпичом.

А вишенкой на торте стала жалоба Алёны ещё одной соседке: я, оказывается, должна была пожалеть задолбавшуюся и немножко затупившую декретницу и отдать ей эти несчастные несколько соток, а мой муж-удод мог бы и отвезти её с ребёнком в больницу. «Если бы у неё были дети, она бы меня поняла!» — передали мне слова Алёны.

С содроганием жду дня, когда Алёна выйдет из третьего декрета подряд — она не раз говорила, что устроится работать в школу, расположенную в соседнем дворе. Ребёнка мы с мужем планируем. И не хотим, чтобы такая учительница преподавала ему математику.


«Если бы у неё были дети, она бы меня поняла!..»