«Если бы не ты, я бы тут не стояла…»

-Приперся, работничек — такими словами Егора встретила Анна Ивановна. Она была бабушкой его жены Тани. Женщина старой, партийной закалки, она всем поведением и разговорами, мужа внучки не любила. Ей не нравилось в нем все. И манера одеваться, в джинсы и футболки, но а главное, его работа. Он был парикмахером или как она его называла, цирюльником. — У настоящего мужика, должна быть настоящая мужицкая профессия. Как к примеру у твоего деда. Полжизни на заводе слесарем. Этг потом его по партийной линии выдвинули. А этот? Смех, да и только. Волосы целый день стрижет. Бабская профессия и точка. И сам он такой же, жеманится как женщина — выговаривала она Тане.

Опираясь подбородком на палку, она крикнула — Танька, твой пришел — Жена выбежала, снимая на ходу фартук, чмокнула его стыдливо. — Тьфу, телячьи нежности — сплюнула Анна Ивановна — Я есть хочу, когда ужин? — Таня всплеснула руками — Сейчас Егор руки помоет и за стол — Бабка нахмурилась — Так я ж у тебя пять минут назад спрашивала, а ты мне сказала, что полчаса точно готовиться будет — Таня замямлмла — Так оно само, как то побыстрее получилось — Анна Ивановна гаркнула — Значит я только ради этого, примака, есть не садилась — Таня пожала плечами и юркнула на кухню. Следом пошла и Анна Ивановна, крича в след — А ну стой, хитрюга — И через минуту рахдался громкий смех.

Егор, моя руки, с тоской предвидел унылый вечер. Сейчас они поужинают, потом на дивидюшке будут смотреть старые советские фильмы. Бабуля не признавала современное кино. Говорила, что там все распущенно донельзя. А они с Таней страдали. В триста первый раз смотреть один и тот же военный фильм, да еще и с комментариями бабушки, удовольствие сомнительное. А в девять часов выключался свет и полагалось лечь спать.

Сколько раз Егор уговаривал жену сьехать на сьемную квартиру. Но она умоляюще его просила — Ну потерпи, милый. Я бабушку не могу бросить, она хоть и хорохорится для вида, а на самом деле силы уже не те. К тому же, меня то она не бросила. И забрала из роддома, когда моя мать меня там оставила — И Егор зная историю жены, отступался. Сам он был из деревни и для него семейные узы, были не пустой звук. Пока он в городе не встал на ноги, вся родня его кормила и поила. Теперь и он им помогал. Родителям деньгами, родственикам физически. Баньку там срубить, сарай поставить.

-Ты там замылся что ли? — зычно крикнула Анна Ивановна — Смотри сороки украдут — Он вышел из ванной и прошел на кухню. Стол был уже накрыт. Вот что, а его жена умела готовить. Хоть и работала, на столе всегда разнообразие было. Бабка кривила губы — Это ты не в меня пошла. Все время на кухне торчишь. Я вон своим, суп из пакетов, котлеты из кулинарии. И ничего, ни муж, ни сын не спорили. У меня дела поважнее были. Партком, местком и всегда я в комиссии — говорила она, с удовольствием подьедая все приготовленное внучкой.

Сегодняшний ужин не был исключением. — Как дела на работе — спросила жена. Егор, только открыл рот, чтобы сказать, как бабуля его перебила — А чего тебе до его работы? Она у него не пыльная. Чик — чик, да вжик — вжик. Чего там сложного? Вот дворником бы поработал, можно было бы спросить. А так, ничего особенного. Вы лучше про Ивана Васильевича послушайте. Он с пятнадцати лет на заводе работать стал — Егор закатил глаза, началось. Эти поучительные истории, в разной интерпритации, он слушал каждый вечер. Все это было специально для него, чтобы показать его никчемность, как мужчины.

А он же не виноват. Ему тогда лет десять было, когда мама на косу свою кучу колючек нацепляла. Волосы буквально в колтун сбились. Она их вытаскивала, вытаскивала, да со злостью сказала сыну — Егорка, пока отец не видит, состриги мне эту паклю — Егор до сих пор помнит то свое ощущение, когда он взял в руки ножницы. Это был и страх и какое то радостное предвкушение. Он неровно обрезал запутавшиеся волосы, а потом робко спросил — А можно, я у тебя тут немного подстригу? — Мама махнула рукой — Стриги. Все равно отец заметит. И я все равно платок ношу, авось не опозорюсь — Он и подстриг, как то по наитию. Получилась отдаленно стрижка, как теперь он знает, каре длинное.

Мама когда к зеркалу подошла, ахнула. Он вместе с ножницами в руке, сжался и закрыл глаза. — Господи, да я как помолодела. Молодец, сынок — И радосно чмокнула его в макушку. И на ферму пошла, держа платок в руках, красовалась. А потом началось. Бабы, девки, гуртом повалили. А он и рад стараться. Интуитивно чувствуя, кому как пойдет, стриг всех подряд. Так что после школы, выбор профессии перед ним не стоял.

Таню он увидел в парке. Хрупкая, красивая девушка, собирала листья клена в букет. И он, не отличаясь особой наглостью, вдруг к ней подошел. Познакомились, погуляли. И началась между ними любовь, настоящая. Когда не можешь жить друг без друга, дышать. Немного позже Таня ему о себе рассказала. Что ее отец погиб молодым, а мать испугавшись ответственности, бросила ее, как только родила. И что бабушка, когда ей позвонили, без разговоров забрала ее к себе.

Ну понятно, что бабушка не обрадовалась выбору внучки, но мудро промолчала. Один раз она уже совершила ошибку, запретив сыну жениться. А он выпил лишку и попал под машину. Поэтому рисковать она не стала. И разрешила молодым жить у себя. Но не упускала случая, подковырнуть, упрекнуть Егора.

Ночью Анне Ивановне стало плохо. Это услышал Егор, когда шел попить воды. Негромкие стоны, заставили его открыть дверь. Бабушка с побледневшим лицом, рукой шарила по тумбочке. Все лекарства рассыпались на полу. Егор сразу понял в чем дело, сталкивался. Дал нужное лекарство и вызвал скорую.

Две недели он жил как в раю. Никто не ворчал, не запрещал смотреть футбол или хороший фильм. Жена, первое время обеспокоенная, потом успокоилась , говоря что бабушка на поправку идет. Егор с тоской ждал ее выписки.

-Ну че, внучек, что по телевизору интересного идет? — спросила Анна Ивановна, в первый же вечер после выписки. У Егора, рот открылся сам собой. — Да не журись, ты. Нормальная я. Просто надоело одно и тоже смотреть — засмеялась она. А потом серьезно сказала — Спасибо, тебе. Если бы не ты, я бы тут не стояла. Мне потом врач сказал, что вовремя лекаоство дали. И ты вместо того, чтобы избавиться от противной старухи, помог мне. Теперь и ты моя семья. И если буду ворчать по привычке, внимания не обращай. Я не со зла —

Недавно Таня обрадовала родных хорошей вестью. У Егора будет сын или дочка, а у бабушки, внук или внучка. Они даже по этому случаю с бабулей по чуть — чуть «жахнули» пока Таня не видела. Все таки радость то какая.


«Если бы не ты, я бы тут не стояла…»