«Ей я теперь больше доверяю, она плохого не посоветует…»

Долго не решалась позвонить Марине и всё рассказать. Боялась, что она меня засмеёт, да ещё за дурочку суеверную посчитает. А кому охота выглядеть дурочкой?

В квартире, которую я у Марины снимаю происходят странные вещи. То дверной замок сломается, когда я на свидание собираюсь, то трубу прорвёт, когда я романтический ужин готовлю и всё приходится отменять. Лёшка, жених мой, обижается, а я вместо свидания с любимым человеком ругаюсь с криворуким сантехником. А недавно я блузку прожгла, которую мне Лёшка подарил. Вроде по отдельности – просто мелкие неприятности, а как подумаешь в целом, то получается, что у нас нормального свидания, без обид и упрёков за опоздание уже месяц не было. Просто чертовщина какая-то!

А в пятницу вот опять замок на двери заклинило, как раз, когда я при полном параде из дома выходить собиралась. Я его пыталась открыть минут двадцать, потом пинала дурацкую дверь пока Лёшка не позвонил. Пришлось сказать ему, что опоздаю и в кино мы, наверное, не успеем.

-Ну ты не торопись, — ответил он ядовито, — можешь вообще не приходить, а я найду с кем в кино сходить. Если не хочешь меня видеть, так и скажи! Нечего всякие отмазки про замки и трубы придумывать. Может ты и замуж за меня передумала?

-Нет, Лёш, ну не сердись, у меня правда…

-Ладно, пока. – перебил меня Лёша и бросил трубку.

От обиды и злости я снова пнула дверь. Замок щёлкнул, треснул и дверь открылась сама собой. Ну вот как это понимать?

Я тут же набрала номер Маринки и заявила, что в её квартире поселилась вреднючая барабашка. На одном дыхании всё выложила, и про трубы, и про блузку, и про двери эти распроклятые. Маринка посмеялась, конечно, но не долго.

-Никакая это не барабашка, — сказала она, — это бабушка моя!

-Чего? — я присела на тумбу у приоткрытой двери. Опасливо оглядела пустой коридор. Никаких бабушек там не было.

-Ну эта квартира мне от бабушки досталась, и я сама частенько всякие странности замечала. – Маринка говорила так, будто покойная бабушка, вредничающая в квартире – обычное дело, ничего особенного.

-А меня предупредить о таком не могла?

-Да чего предупреждать-то? – усмехнулась Маринка, — Я думала, что она со мной переедет, а видишь, как вышло. Она в квартире осталась.

-И чего мне теперь делать?

-Да ничего. Она ведь безобидная, ну шумит иногда, вредничает, так это не страшно.

-А чего она всё время двери заклинивает?

-Не знаю. – подружка задумалась на секунду, — Ты только не волнуйся, я думаю, не нравится ей твой Лёшка. Не хочет она чтоб ты с ним встречалась. Он, если прямо сказать, не очень хороший человек.

-Я вообще-то замуж за него собираюсь! – огрызнулась я, — И мнение почивших бабушек на эту тему вообще не спрашивала!

-Ну ты подумай. Бабушка плохого не посоветует. – спокойно ответила Марина, но я её уже не слышала. Так злилась, что в ушах зазвенело.

-Знаешь, что, а идите вы обе вместе с бабушкой! Я завтра же съеду! – гаркнула я и бросила трубку.

Остаток вечера и весь следующий день шерстила интернет в поисках подходящей квартиры, звонила Лёшке миллион раз, но он не брал трубку. Серьёзно обиделся. Я места себе не находила, думала, как всё исправить и снова наладить отношения.

А вечером увидела фотографии с вечеринки в баре, один из Лёшкиных друзей выложил в соцсети как они развлекаются.

На снимках среди пьяных людей был и мой Лёшка. Он обнимал обеими руками какую-то скудно одетую девицу и судя по выражению лица, был совершенно счастлив.

Маринкина бабушка оказалась права, но мне, конечно, от этого не легче.

Я порву с женихом, как только перестану плакать. Извинюсь перед Маринкой и из квартиры этой ни за что не съеду, пока хорошего парня не найду. Такого, которого бабушка одобрит. Ей я теперь больше доверяю, она плохого не посоветует.


«Ей я теперь больше доверяю, она плохого не посоветует…»