«Двадцать пять процентов…»

— Опять вернули.

Большой серый кот тревожно внюхивался во всё окружающее, и подслеповато тыкался носом в шею женщине, державшей его на руках.

— Людей своих ищет, — вздохнула вторая работница приюта для животных.

— Эх, бедняга. Не понимает, почему и за что тут опять оказался. Третий уже возврат. Что делать-то с ним будем? Всё время возвращают его. Со зрением у него плохо, видит немного, только на правый глаз.

Двадцать пять процентов.

И женщины, ещё поговорив про людскую чeрствость и отсутствие добрых сердец, понесли кота внутрь помещения, где посадили в клетку, находившуюся почти в самом конце коридора.

Это очень важное уточнение. Запомните его, дамы и господа.

Ворона, сидевшая на высоком дереве и внимательно прислушивавшаяся к разговору женщин, долго думала свои вороньи мысли и что-то каркала сама себе. Переводить я не буду, потому что мысли и слова, по большей части, были нeцeнзyрные.

Большого белого попугая какаду звали по-разному. Два кота и две собаки, жившие с ним в одной квартире, называли его – Зверь. Он тиранил их всяко. Мог, между прочим, и укусить, а вороны…

Двадцать пять процентов.

Вороны называли его Охотник. И дело было вот в чем. Он охотился на ворон. И вот каким способом. Вытащив из своей клетки вкусные попугайские банановые палочки, он укладывал их на подоконник и отходил в сторону. Когда ворона, соблазнившись такими прелестями и убедившись в том, что большая белая птица со страшным загнутым клювом отошла в сторону и дремлет, подлетала в надежде стащить корм…

Попугай внезапно приходил в себя и как змея бросался на воровку. В какую-то долю секунды он оказывался возле птицы и его железный клюв неотвратимо бил. Птица, отчаянно вскрикнув, падала вниз с высоты пятого этажа.

Придя в себя, вороны страшно кричали. Они ругались на всех известных им языках и потирали ушибленные места. Короче говоря, Охотник был Зверь, и рассчитывать на снисхождение или милость не приходилось.

Поэтому ворона сама себе не могла объяснить, почему ей в голову пришла такая странная идея. Вороны, они вообще очень странные птицы.

Сев на самый краешек подоконника, ворона старалась не смотреть на лежавшую почти рядом приманку – вкусную банановую попугайскую палочку.

— Доброе утро, — поздоровалась она и, будучи воспитанной птицей, шаркнула правой лапкой.

Охотник открыл правый глаз и посмотрел на неё.

— Допустим, — ответил он и надулся, подняв хохолок. Ворона отодвинулась на всякий случай.

— Я к вам, уважаемый, по одному очень важному и неотложному делу.

Какаду опустил хохолок и закрыл клюв. Он удивлённо и заинтересованно посмотрел на наглую черную птицу.

— Можно мне подойти поближе? — спросила ворона.

— Валяй, — согласился попугай.

Двадцать пять процентов.

Ворона приблизилась и стала что-то быстро и горячо шептать в попугайское ухо.

Охотник то расправлял крылья, то поднимал хохолок и возбуждённо перешагивал большими крючковатыми лапами.

— Ты совсем с ума съехала, — возмущённо заметил он. Наша девочка уже притащила в дом двух котов и двух собак. И зачем нам ещё третий? Хватит с нас этой гaдoсти. Глаз да глаз за ними. Никакого порядка.

— Вы понимаете, — уважительно ответила ворона, — Не к кому мне больше обратиться. Во-первых, где я ещё такого умного и понимающего попугая найду? Нет таких больше.

Охотник надулся как шар и гордо поднял большой хохолок.

— А во-вторых, девочка ваша уж очень хорошая. Добрая и умная. А его, беднягу, уже третий раз возвращают. Слепой он, почти. Не возьмёт никто – ycыпят.

— Как так, ycыпят? — удивился какаду. — Спать, что ли, он по ночам не может?

— Нет, — объяснила ворона. – Спать-то он может. Только ycыпят насовсем.

— За что? — выдохнул попугай и, сжавшись в комочек, вдруг превратился в птичку точно такого же размера, как и ворона.

— Да за это самое и ycыпят. За то, что слепой и никому не нужный.

Попугай расправил крылья и долго ходил по подоконнику. Он ворчал про себя и скрёб бетон страшной когтистой лапой. Он должен был принять решение. И он его принял.

Двадцать пять процентов.

Подойдя к вороне, он спросил.

— Ну и как привести нашу девочку к этому питомнику?

— А это моя забота, — сказала ворона. — Он ведь почти рядом. Полкилометра, и готово.

— Ну, тогда с Богом! — напутствовал её Охотник. — Даю своё согласие.

Ворона радостно каркнула и, схватив попугайскую банановую палочку, взмыла в небо.

Какаду сперва задохнулся от такой наглости, а потом… Потом успокоился. Он был полон мыслей, и их надо было обдумать.

На следующее утро девушка, выйдя из подъезда, направилась в сторону автобусной остановки, как вдруг…

Вдруг с дерева возле дома с криком и шумом упала большая черная ворона.

Она отчаянно кричала и бегала кругами, припадая на правую лапку и таща за собой правое крыло.

— Ах ты, бедная, бедная, — всплеснула руками добрая девушка. — Сейчас я тебе помогу.

Она бросилась к отчаянно кричащей птице в надежде поймать её и оказать первую помощь. Но ворона…

Двадцать пять процентов.

Ворона, как ни странно, вместо того, чтобы пойти на руки к человеку, явно собирающемуся помочь, в последнюю секунду отскакивала в сторону и отбегала на несколько метров. Так они и играли в догонялки. Пока не оказались перед входом в приют. Полкилометра дались вороне с огромным трудом. Лапы жутко болели, а крыло, казалось, будто машина переехала.

Поэтому в длинный коридор приюта ворона ввалилась, вереща уже от настоящей боли. Она так устала, что почти ничего не видела. Так что, металась она в коридоре очень натурально. Все работники сбежались на её крик, и девушка теперь ловила птицу вместе с несколькими женщинами.

Но хитрая ворона всё время вырывалась из рук и продвигалась вглубь, высматривая слепого кота, а когда заметила…

Когда она заметила его, то совершенно спокойно встала на две свои лапы, подтянула крыло и взлетела на его клетку.

Вся компания зaмeрла, как вкопанная, не понимая, что происходит. Ворона смотрела прямо в глаза девушке.

— Ну, соображай. Соображай уже. Ох, мне эти люди! Пока до них дойдёт что-то, состариться можно, — ворчала она про себя.

Девушка внимательно смотрела на ворону, и в её глазах явно появлялось понимание. Она перевела глаза вниз на большого серого кота, который подслеповато тыкался мордой в прутья клетки, пытаясь правым глазом рассмотреть происходящее.

Двадцать пять процентов.

— Господи. Господи! Не может быть, — всплеснула руками девушка. — Ты привела меня к нему?

— Наконец, наконец-то! — каркнула ворона во всё воронье горло. Она спрыгнула с клетки и, расправив крылья, исчезла в проходе, вылетев на солнечное весеннее утро.

Девушка подошла к слепому коту и сказала:

— Я его беру. Где тут у вас можно оформить документы?

Женщины, окружавшие её и так ничего и не понявшие, стали наперебой отговаривать её, объясняя, что кота всегда возвращают и у него только двадцать пять процентов зрения.

Но все это было напрасно.

— Здесь что-то особенное, — ответила девушка и повторила: — Я без него не уйду. Пошли документы подписывать.

Из приюта она вышла, неся на руках большого серого кота, который тыкался подслеповато в её лицо и ощупывал его лапами.

Через пару дней ворона прилетела на знакомый подоконник. Охотник сидел на своём месте, вкусная банановая попугайская палочка лежала рядом.

Проглотив слюну и стараясь не смотреть на вкусности, ворона спросила:

— Ну и как дела? Добрый день, кстати, — и шаркнула правой лапкой. Она была воспитанной птицей.

— Да вот, — важно ответил большой белый попугай, — кота себе завёл.

Он отодвинулся в сторону, и ворона увидела, что рядом с ним лежит большой серый кот, который, подслеповато щурясь, пытается разглядеть её правым глазом.

Двадцать пять процентов.

— И не обижают? — кивнула ворона на котов, бегавших друг за другом в комнате. Собаки важно сидели возле стены и наблюдали.

— Кто? Эти? — с удивлением спросил Охотник и, спрыгнув с подоконника в комнату, схватил первого попавшегося кота за хвост своей страшной когтистой лапой. Кот испуганно мяукнул и попытался вырваться. Но не тут-то было. Из таких лап не вырвешься. Расправив крылья и подняв хохолок, какаду яростно гаркнул в правое кошачье ухо. Кот упал на пол и зacкулил.

— Чаю хочешь? — насмешливым голосом спросил попугай.

Кот в yжaсе закрыл голову лапами.

— А не получишь, — резюмировал Охотник. — Кто? Кто тут обижает моего котика? — грозно спросил он у окружающих и широко открыл клюв.

Кот, наконец-то, вырвался из цепких попугайских лап и, спрятавшись под диваном, жалобно мяукнул.

Вернувшись на своё место, какаду объяснил вороне, что весь вчерашний день потратил на обучение кота домашним делам.

— Водил его раз десять к лотку и грёб песок, — объяснял попугай, — пока он не понял, что это туалет. А кормушку с поилкой я ему самые лучшие отобрал.

Охотник по имени Зверь вдруг поднял правую лапу и стал гладить голову слепого кота. Тот прикрыл глаза от удовольствия и замурлыкал.

Ворона открыла клюв и, застыв, наблюдала эту картину.

— Ну, надо же такое, — изумилась она.

— Очень хороший кот, — ответил какаду. — Внимательный, умный, обходительный, за мной как хвостик ходит. Не то, что эти безобразники. — И он кивнул в сторону спрятавшихся котов.

— А что же ты не ешь? — спросил Охотник у вороны. — Ты кушай, кушай. Я палочку-то для тебя принёс. И прилетай каждый день. Всегда для тебя корм найдётся. В крайнем случае, у котов отниму.

— А я тебе разные истории рассказывать буду, — ответила ворона. — Знаешь, сколько я их знаю?

— Вот это здорово, — оживился попугай. — Истории я люблю. Всегда приятно поговорить с кем-то знающим. А то с этой компанией и перемолвиться не о чем. Одно слово – коты… И собаки.

— Это да, — согласилась ворона. – Мы, птицы, в сто раз умнее. Куда им до нас?

На следующий день ворона прилетела, как и было договорено.

Какаду дремал, прислонившись к своему коту. Он что-то время от времени скрежетал во сне, а кот тихонько мурлыкал.

Ворона склевала вкусную банановую попугайскую палочку и, прижавшись к Охотнику, тоже задремала.

Так они втроём и спали на подоконнике.

А почему? А я вам всё объясню, дамы и господа.

А потому, что девушка хорошая.

Правильная девушка, я вам скажу. А при правильной девушке, попугай и ворона таких дел натворить могут, что ой-ёй-ёй.

Вам и не снилось…

Автор: Олег Бондаренко


«Двадцать пять процентов…»