«Два Кота и Попугай…»

Два кота. Два здоровых и отъявленных дрaчуна, вoра и хитреца. И любимца. Баловни. Я им всё прощаю. Не то, что жена. Та на них кричит:

-Не смейте рвать диван. Не смейте.

А я потом потихоньку объясняю.

— Тётьки, они такие, вы на неё не обижайтесь. Тётьки не понимают, зачем диванчики делают. А делают их затем, чтобы котики хорошие могли когти точить.

Надо ли объяснять, что за это я получаю зачастую подзатыльники и обещание проборции и ушедрания. И тяжело вздохнув я комментирую в сторону котов:

— Не любят. Ох, не любят тётьки правду.

Коты имеют свои, данные женой имена. Но меня они не интересуют. Я их называю одним именем – Касяпа Масяпский. И они охотно отзываются. Бегут ко мне и трутся отталкивая друг друга. Потому что, между мужчинами есть взаимопонимание и поддержка.

А тут недавно жена принесла в подарок мне маленького жако. Ну, котёнка ещё совсем. Очень ей хотелось, вот она мне его и подарила на день рождения.

Кашкой его кормить приходилось из шприца. И коты приняли активное участие в выкармливании и воспитании котёнка породы –жако. Они облизывали за ним кормительный шприц и пытались лизнуть прямо в клюв. Жако, которого жена предварительно назвала – Жора сперва боялся. Шипел, ворчал, пытался клюнуть котов, но потом привык.

Он очень внимательно прислушивался к тому, что я говорю двум пушистым драчунам и вскоре выдал:

-Касяпа масяпа!

Коты зaмeрли, и жена обрадовалась, но я сразу понял в чем проблема. На Жора, жако категорически не отзывался и громко требовал называть его именно так, как я и обращался к котам.

Так он и стал третьим Касяпой Масяпой.

Подросший жако считал себя полным и абсолютным хозяином в доме. Он, завидев одного из котов, издавал радостный клёкот и переваливаясь, как маленький пингвинчик бежал к нему. Подойдя сзади, попугай поднимал лапой хвост пушистика и засунув свой клюв туда изучал всё правым глазом. Котам очень не нравилось такое обращение.

Они, почему-то считали это нарушением своего личного пространства. Поэтому, завидев жако, коты спасаются теперь бегством и свернувшись в два клубочка лежат уткнувшись в углы дивана, но.

Но Касяпа Масяпа, взобравшись на кота начинает копаться лапой в ухе, и засунув туда клюв пытается выскрести оттуда какие-то разности. Короче говоря, жако со временем стал грозой всей квартиры и естественно главным распределителем.

Он первый пробует корм, насыпаемый котам и потом сидя на кормушке внимательно смотрит кто сколько съел, и комментирует либо одобрительно, либо осуждая.

Да и мы с женой не в состоянии отбиться от любвеобильного и доставучего попугая.

Но нет ничего лучше, чем наблюдать, как два кота и попугай носятся по квартире и играют. Кричат, мяукают, нападают друг на друга, а потом отдыхают рядышком на диване. Вот только спать рядом коты ни в какую попугаю не разрешают. Очень уж он любит покопаться в их ушах и поискать признаки пoлoвого отличия.

Но, тут совсем недавно. Мой бедный Касяпа Масяпа заболел. Или не уследил я и он слопал что-то. Или простыл. Не знаю. Но пришлось везти его к специалисту. Сколько это стоит – отдельный разговор. Но пришлось оставить всеобщего любимца в специализированной клинике.

И коты загрустили. Они подходили к большой клетке Касяпы Масяпы и заглядывали внутрь. Потом подходили ко мне и смотрели в глаза. Я объяснял.

-Заболел наш попугай. Но вы просите за него своего кошачьего ангела. Чтобы, значит, выздоровел.

Готовился я к худшему. Потому что, самочувствие моего пернатого питомца ухудшалось. Но на третий день я заметил, что коты всю ночь спали не на диване, а возле клетки жако.

С yжacoм в душе я поехал в клинику с самого утра. Но там меня ждал живой жако. Ещё слабенький, но уже явно реагировавший на меня.

-Как выздоровел и что помогло, не знаю, — обрадовал меня доктор. — Но явно на улучшение идёт.

И через неделю привёз я нашего попугая домой.

Коты нарезали круги возле ног и поднимаясь на задние лапы тянулись носами к Масяпе.

-Оставьте его в покое! — прикрикнул я на двух пушистиков. — Он не выздоровел до конца, — и посадил Касяпу на большую толстую палку на вершине клетки.

Попугай посмотрел на меня правым глазом, потом на двух котов стоящих возле клетки и распушил перья.

Потом он расправил крылья и сказал:

— Касяпа Масяпа.

Спрыгнул на пол и приседая немного и покачиваясь на ещё слабых лапах, направился к кошачьей кормушке, где и уселся на своём наблюдательном пункте.

Коты бросились к нему и стали по очереди облизывать его клюв. Спали они теперь вместе. Два кота лежали рядышком свернувшись клубочком, а попугай дремал либо на одном из них, либо забившись в щёлку между двумя пушистиками.

И теперь у нас два царапателя и один грызатель. Ну и слава Богу. Да чёрт с ней. С этой мебелью, честное слово. Всё равно, долго жить не меняя мебель врeднo для здоровья. Объясняю я тётьке. Она сердится.

Ох уж мне эти тётьки. Не понимают они. Что мебель делают исключительно, чтобы её царапали и грызли. Ну, необразованная она, и не разбирается в последних достижениях кошачье-попугайской науки. Но это ничего. Мы общими усилиями ей разъясним рано или поздно.

О чём эта история? А сейчас объясню, дамы и господа. Речь идёт о том, что я благодарен судьбе за каждую минуту, когда вижу их вместе.

И ничего мне больше не надо. И ничего я не прошу у Бога, кроме того, чтобы эти минуты никогда не закончились. Или, хотя бы, длились, как можно дольше…

Автор: Олег Бондаренко


«Два Кота и Попугай…»